Блоги

 

Эволюция сети

Много лет уж прошло Всё работал Д-Линк Скорость он не давал Тут совсем я поник. Взял да и поменял На Кинетик на Лайт 50 мегабит Посильнее вайфай. Пару лет я так жил всё качал, всё смотрел Но вот время пришло Зюхель тот устарел... Не, ну как устарел, он живет Смарт-тв и компы, И вайфай раздает Но поднялся тариф, аж до 100 мегабит просто время пришло все торрЕнты хотят. Вот опять поменял Я на Асус крутой гигабитная сеть вафля лупит - ой-ёй. Линки светят в ночи да так ярко, аж жуть почему-то мне в глаз всё, теперь не уснуть...

Tot@l

Tot@l

 

Жёлтый ракушечный песок...

(Арабатская стрелка) Жёлтый ракушечный песок Приятно пружинит под ногами, Оставляя себе глубокие следы, Которые тут же заполняются прозрачной водой... Волна, с мягким шумом ворочащая ракушки, Лениво заползает на берег, Выволакивая на свет божий большую чёрную мидию, Оторванную и одинокую... Берег... Пустынный берег на сотню километров Умчался вдаль застывшей циферблатной стрелкой, И затерялся где-то там, Среди марева полуденного солнца. Время замерло, зависло бесконечным синим небом, Расширяя ощутимое пространство с лёгкой дрожью по спине. Воздух колеблется, искажая действительность, И сплетаясь с шелестом сухого белого ковыля, С запахом терпкой и горькой полыни, Образует звук - звенящий звук тишины. И нет ничего... Ни эмоций, ни чувств, ни идей... Есть только связь сквозь века с чем-то первозданным - Способ найти покой, ощутить себя, осознать Что осталось так мало времени для важнейших занятий, Для настоящей жизни, для истинной любви... А рожденная мелодия зовет куда-то вдаль, вперёд. И ты, свободный и счастливый, Обдуваемый лёгким солёным ветром, Идёшь к своему горизонту. Слева – жёлтый ракушечный песок, Справа – море...

Сергей Софер

Сергей Софер

 

Права гражданина против прав человека

Фото: Getty Images Права гражданина против прав человека 22.07.2014 11:05 Мы хотим жить, как самим нравится, сами решать свои проблемы, наш выбор - права гражданина. Разумеется, нелегко будет их отстоять в борьбе с "правами человека", сиречь международной бюрократией, но начинать надо, конечно, с самих себя: с нашего Верховного суда, всесильного профсоюза, пособий для бездельников - с порядков в собственной стране. Однажды бравый офицер британского флота свалился за борт, и на него напала акула. Но защищаться кортиком значило резать рыбу ножом, и он предпочел быть сожранным по причине хорошего воспитания. Старый анекдот Все это знают и понимают, самые продвинутые догадались сразу после приснопамятного 11 сентября. Не помню уже, кажется, в Германии какой-то журналист написал с тревогой, что самая большая опасность для Запада сейчас утратить свои моральные устои и призывал к бдительности, дабы их сохранить. Призывал, определенно, не зря, поскольку чуял, что в сложившейся ситуации эти самые устои, как говорят медики, несовместимы с жизнью. Во времена не так давно прошедшие, когда было у Запада мировое господство, держалось оно не только на превосходстве техническом и экономическом, но и - вы будете смеяться - на уважении к моральным устоям покоряемых народов, к исконным правам и обязанностям их граждан. Из этого правила бывали, конечно, исключения (например, британский запрет на сожжение индийских вдов), но в общем-целом люди неевропейские промеж себя продолжали жить по правилам неевропейским, а которые у европейцев карьеру делать или вовсе в Европу хотели переезжать, те знали, что в чужой монастырь со своим уставом не лезут, т.е. принимали в расчет ассимиляцию. Колонизаторы признавали, что покоренные народы - такой же народ, как они сами, т.е. имеют право на свои обычаи и традиции, в том числе и на свой уголовный кодекс с привычными наказаниями, а с непокорными расправлялись согласно рецептам их собственных властителей. И было так, покуда Запад сам не утратил "народного" модуса вивенди и не разучился уважать права гражданина. Вместо этого возникли мифические "права человека". Мифические, потому что скопированы они были частично с реально существовавших прав гражданина западного, частично - с демагогической утопии западных же социалистов, а культурам незападным уж точно подходили как корове седло. Права гражданина - при всех различиях культур - вырастали естественно в ходе исторического развития в параллель с соответствующими обязанностями, а система "пол-потолок-палец" такого соответствия предусмотреть не могла. Допускаю, что намерения у изобретателей этой химеры были благие - те самые, которыми вымощена дорога в ад. Сперва неевропейские цивилизации с полным основанием оскорбились: прежде, пользуясь правом сильного, Запад отнимал у них политическую и экономическую свободу, а тут уже и за культурой пришел… Но вскоре сообразили, что им пытаются навязать не чуждую традицию, а фантастический воляпюк, который выгоднее будет не отвергать, а использовать в своих интересах. Поскольку "права человека" автоматически признаются за каждым двуногим, где бы и как бы он ни жил, можно претендовать на них, открыто отвергая обязанности. А поскольку они включают не только политические, но и экономические статьи (Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам), то и халява не может не отломиться. Не важно, считаете ли вы, что мораль спустилась с неба или что она образовалась в ходе исторического развития, наблюдаемый факт, что она - инстинкт самосохранения сообщества. Иногда она тянет в одной упряжке с инстинктом самосохранения индивида, а иногда - блокирует его, но только в наши дни и в нашей цивилизации наблюдается ее превращение в орудие общественного самоубийства. Естественным правом человека признается без разрешения переходить границы чужого государства, получать в нем всяческие льготы и привилегии за счет местных жителей без всякой необходимости вписаться в их культуру, и в параллель терроризируя их. Неотменимой обязанностью воюющего государства объявляется забота о здоровье и удобствах гражданского населения противника больше, чем о безопасности собственных женщин и детей. Именно эти моральные ценности заклинал журналист, процитированный выше. Так для кого же и почему они представляют такую ценность? * * * Прямая линия соблазняла его не ради того, что она в то же время есть и кратчайшая - ему нечего было делать с краткостью,- а ради того, что по ней можно было весь век маршировать и ни до чего не домаршироваться. М.Е. Салтыков-Щедрин Самым коротким анекдотом Европейского Сообщества был циркуляр о стандартизации кривизны огурцов. Говорят, в конце концов, его отменили, но и по сю пору он служит неотразимым аргументом антиглобалистов. Но я думаю, они все-таки не совсем правы. Глобальные торгово-экономические связи, информационные и транспортные сети благополучно существуют без этих глупостей, причем, в них успешно вписываются страны, в значительной мере сохраняющие своеобразие, например, Китай. Нет, не о глобализации как таковой тут речь, а… ну, скажем, о глобальной бюрократизации. Бюрократ стремится все на свете стандартизировать, что вполне полезно и осмысленно в рамках канцелярии, но контрпродуктивным становится с первым же шагом за порог. Паспорт обязан быть стандартным, ибо создает его один бюрократ для облегчения другому бюрократу процедуры проверки, а огурец стандартным быть не обязан, поскольку форма не очень влияет на вкус. Интерфейс для входа в Windows и на китайском, и на арабском должен быть одинаковым, а вот семейное право не может и не должно быть одинаковым у немцев и папуасов. Но бюрократ разницы не понимает, потому что его главная отличительная особенность - полное отсутствие связи между доходами, регалиями и результатами деятельности, как говорят нынче, "обратной связи". Бюрократ принимает решения, последствий которых он никогда не ощутит, а кто ощущает последствия - на решения повлиять не может, но пока дело касается чистой канцелярщины, даже неудачные решения не слишком портят людям жизнь - в крайнем случае, потребуют еще одну справку, что мне нужна справка. Но беда, если он вырвется на оперативный простор, ибо формально бюрократ может трудиться во имя сколь угодно великой цели, но фактически бюрократическая система работает только и исключительно сама на себя. Производить она не умеет, зато прекрасно умеет производству мешать. Немногие удачные проекты советских времен проталкивались в тяжелой классовой борьбе с бюрократией либо обходом с флангов через партком, либо бульдозерным наездом (например, Берия в роли куратора атомного проекта). Основное ее занятие - распределение, вернее - перераспределение. Все люди должны быть расписаны по категориям, кому чего положено. Как точно выразился судья на процессе Бродского: "Кто вас назначил поэтом? ". Стандарт категорий утверждается в государственном, а ныне уже и в международном масштабе. Зачем это нужно? Затем, чтобы как можно больше людей стали зависимыми от бюрократа и подчинялись его распоряжениям. А даст ли такое подчинение позитивный результат? Сие бюрократу неведомо, да и неинтересно. Решать проблемы она не умеет тоже, зато прекрасно умеет прямым делением размножать по каждой проблеме советы и комиссии, неизменно выдающие рекомендации рубить кошке хвост по частям. Или вы думаете, палестинским арабам такое удовольствие доставляет четыре поколения беженцами числиться и сидеть в лагерях? Но если они превратятся в полноправных граждан, в безработных превратится целый ООН-овский комитет! И уж будьте уверены - ему ни арабов, ни, тем более, евреев не жалко, а жалко им только и исключительно собственные должности и оклады. Есть в Центральной Америке небольшое государство под названием Гаити. История его состоит, главным образом, из серии переворотов и гражданских войн, несколько лет назад случилось еще и серьезное землетрясение. Основной местной достопримечательностью является зашкаливающее количество благотворителей на душу населения. В самом главном городе отгородили они себе райончик, как в старое время делали колонизаторы, со всеми удобствами современной цивилизации, живут там припеваючи. Денно и нощно бдят, чтоб бедные гаитянцы не вымерли окончательно, но и не вздумали сами добывать хлеб свой насущный - чтоб, значит, оставались на уровне, вышибающем у западного обывателя слезу и пожертвования в соответствующие фонды. Утверждения, что многочисленные как бы неправительственные фонды, предлагающие финансирование проектов в Израиле, работают на самом деле против нашего государства, отнюдь не лишены оснований, но не забывайте, что не в меньшей степени они вредят и государствам, их финансирующим. Те, кто африканских нелегалов в Тель-Авив трудолюбиво свозил, в гораздо больших количествах гонят их в Рим, Берлин или Париж. Представляете, сколько можно наоткрывать контор по оформлению, устроению, обучению, опеканию и прокормлению всей этой оравы! Не слабые перспективы открывают и военные конфликты: как только у одной из сторон возникает шанс на победу, ее надо немедленно притормозить и усадить за стол переговоров с целью создания еще одной комиссии по урегулированию и размещения войск ООН, которые, конечно, не воюют, но десятилетиями берегут тлеющие угли, чтобы в любой момент пожар мог разгореться вновь. И война будет пожирать людей и деньги, зато миротворцы в комиссии заседать смогут до конца дней своих… это в лучшем случае. В худшем - за взятку или из страха - покорно станут живым щитом агрессора. Идеологическим оправданием всей этой бурной псевдодеятельности как раз и являются "права человека". Права гражданина обеспечивает его культурная традиция, в крайнем случае - полиция, зато "права человека" требуют неусыпной бдительности со стороны комитета ООН, уймы неправительственных (но кормящихся почему-то из бюджета!) организаций, десятков фондов и проектов на грантах. И все они в один голос и во всех СМИ твердят, что "права человека" есть не что иное как продолжение и развитие "прав гражданина", по крайности, в западном варианте. Но на самом-то деле все наоборот. * * * Бывали хуже времена, Но не было подлей. Н.А. Некрасов Если "права человека" для всякого человека одинаково действуют, то как же так получается, что в Берлине всякая шпана имеет право на безнаказанное побиение витрин, а хозяева магазинов на защиту стекол своих права не имеют? Как получается, что в окрестностях Парижа арабы имеют право на улицах самовыражаться как хотят, а французы на безопасность улиц своего города права не имеют? Почему сомалийцы в Риме имеют право церкви загаживать, а итальянцы в незагаженной церкви молиться права не имеют? И наконец, почему какой-то ХАМАС имеет право мне на голову ракеты кидать, а наши солдаты их также без разбора обстреливать права не имеют? И тут, выходит, все скоты равны, но некоторые равнее других? Причем, если права гражданина честно и однозначно дают преимущество своему перед чужим, защитнику перед агрессором и законопослушному обывателю перед уличной шпаной, то права человека это соотношение аккуратно опрокидывают. У них самыми равными оказываются, как правило, те, на ком бюрократия может заработать. Что ей, спрашивается, толку с немецкого лавочника, французского работяги, итальянской монахини или еврейского трактирщика? Они же сами с усами, не надо их ни кормить, ни учить, ни лечить, ни права их отстаивать… не светят с ними рабочие места, даже наоборот, инициативу проявляют без круглой печати, нарушая предписанную стройность и единообразие. И постепенно становится в Европе самым выгодным статус "опекаемого", "дискриминируемого", права которого нуждаются в защите. Понятно, что при таком раскладе "несчастненьким" захочет стать каждый - от матери-одиночки до секты дырявого валенка, за трансвеститов я уже и вовсе молчу. Впрочем, не менее почетен и статус "опекуна", выбивающего для них привилегии, гранты и отстаивающего их интересы при любом конфликте. Классический пример подобной "справедливости" можно видеть в бессмертном советском фильме "Выборгская сторона": судят группу погромщиков, разграбившую винные склады, большинство приговаривают к расстрелу, но некоторую даму, делавшую, согласно показаниям свидетелей и ее собственному признанию, совершенно то же, что и другие, оправдывают по случаю принадлежности к сирым и убогим, "социально близким" советской власти. Публика рукоплещет, а растроганная правонарушительница, проливая слезы умиления, клянется власти в вечной любви. Во всех человеческих обществах от века считалось позором обижать слабого и честью - его защищать, но при этом по умолчанию предполагалось, что слабый - этот тот, кто для сильного не представляет опасности. Сегодня же "слабый" - это тот самый пацаненок, которого авангардом высылает для провокации прохожих засевшая в подворотне бюрократическая банда. Это - известная тактика "интифады": он может убить тебя камнем, а ты в него из автомата не имеешь права стрелять. "Сильный" обязан перед "слабым" капитулировать именно потому, что имеет физическую возможность победить его, ибо ни у кого на свете не должно быть возможности самому себя прокормить или защитить, но все только и исключительно по произволению всесильного бюрократа. И надо признать, что против Израиля с его изначально социалистическим устроением (социализм - одна из ведущих идеологий чиновничества) эта стратегия оказалась исключительно эффективной. Конечно, в "процессе Осло" были и другие, не менее важные факторы, но не сработал бы он никогда без внутренней готовности общества признать право "слабого" на любую мерзость, без привычки сочувствовать призывам "отнять и поделить", без струнки, безотказно начинавшей вибрировать в резонанс "правам человека". Да, разумеется, были и есть миллионные европейские гранты на подрыв нашего государства, но было и множество "полезных идиотов", что на предательство пошли не корысти ради, но токмо волею своей чувствительной совести. "Устои", о которых столь трогательно печется господин журналист, притворяются частью европейской традиции, как раковые клетки притворяются частью организма, являясь на самом деле его смертельным врагом. Традиционные религии в упадке и самоубийственная утопия успешно заняла то самое свято место, которое пусто не бывает, а о вещах сакральных, как известно, спорить не полагается: "Верую, потому что нелепо". О том, чем и почему больна западная цивилизация, писала я уже много раз. Например, тут ("Тоталитаризм как религия зла") и еще тут ("На чем держится мир?"). Смертельна ли болезнь или есть надежда на выздоровление, ничего определенного сказать не могу, хотя надеяться, конечно же, хочется. Потомки отцов-основателей, носители европейской ментальности, тех самых "моральных устоев", ничего не смогли противопоставить наглости банды Арафата, но на счастье наше такой ментальностью обладают у нас не все. Это можно проследить на одном очень характерном примере: В Италии на острове Лампедуза африканские нелегалы буянят и для них построенные хостели жгут, находя их недостаточно комфортабельными, народ же безмолвствует. А жители южного Тель-Авива месяцами выходили на демонстрации и вынудили-таки правительство предпринять какие-то шаги для удаления этих чужаков из страны. На этом пиарились политики, призывали к ответу министров, судебные решения в пользу непрошенных гостей вызывают активный протест. Мы хотим жить, как самим нравится, сами решать свои проблемы, наш выбор - права гражданина. Разумеется, нелегко будет их отстоять в борьбе с "правами человека", сиречь международной бюрократией, но начинать надо, конечно, с самих себя: с нашего Верховного суда, всесильного профсоюза, пособий для бездельников - с порядков в собственной стране. Автор: Элла Грайфер Источник: berkovich-zametki.com

Хамсин

Хамсин

 

Правовой ликбез. Доктрина пропорциональности

Фото: Getty Images Правовой ликбез. Доктрина пропорциональности 23.07.2014 10:01 Понятие "пропорциональность" в международном праве не означает паритета жертв или страданий гражданского населения, или даже огневой мощи [равенство]. Пропорциональность взвешивает необходимость военного действия против страданий, которые это действие может причинить гражданскому населению врага, находящемуся в непосредственной близости. Один журналист назвал систему ПРО "Железный купол" "неспортивной", поскольку она защищает гражданское население Израиля слишком хорошо. Соразмерность в международном праве не имеет ничего общего с равенством смертей или страданиями мирного населения, или даже - с (равным количеством) огневой мощи. Соразмерность взвешивает необходимость военной акции по отношению к тем страданиям, которые эта акция причинит мирному населению противника, каковое население может оказаться поблизости. "Согласно международному гуманитарному праву и Римскому статуту, гибель гражданских лиц во время вооруженного конфликта, независимо от того, насколько она серьезна и достойна сожаления, не является военным преступлением... даже тогда, когда известно заранее, что какие-то смерти населения и ранения будут происходить. Преступление возникает в случае умышленного нападения, направленного против гражданских лиц (принцип различия) или нападение на военные цели, зная, что случайные ранения гражданских лиц будут явно несоизмеримы по сравнению с ожидаемым военным преимуществом (принцип соразмерности)". Луис Морено-Окампо, главный прокурор Международного уголовного суда. "Чем больше ожидаемое военное преимущество, тем будет большее количество сопутствующего ущерба - часто гражданские потерые, будут "оправданными" и "необходимыми". - доктор Франсуаза Хэмптон, Университет Эссекса, Великобритания. Поскольку израильское наземное вторжение в сектор Газа продолжается, все большее внимание будет направлено на понятие "соразмерности" в количестве жертв с обеих сторон и изощренность оружия, которое используется каждой стороной. Заместитель премьер-министра Великобритании Ник Клегг охарактеризовал операции Израиля против Хамаса словами, близкими к обвинению в военных преступлениях. "Я действительно сейчас думаю, что реакция Израиля, как представляется, была преднамеренно несоразмерной. Это сейчас приближается к непропорциональной форме коллективного наказания". Даже президент Обама, который был твердым сторонником самообороны Израиля, в данном случае сообщил журналистам, что он "призвал" премьер-министр Нетаньяху "свести к минимуму гибель гражданских лиц". Израильский журналист, назвал систему противоракетной обороны Израиля - Железный купол "неспортивным". Он поинтересовался, что бы сказала ФИФА "если бы Германия, с ее превосходной экономикой и промышленностью, заменила бы Мануэля Нойера бионическим вратарем..., способным рассчитать, откуда будет послан каждый аргентинский мяч, точную позицию, в которой надо стоять и количество силы, необходимое, чтобы его блокировать... На современном поле боя Израиль - это бионическая Германия". Как неспортивно! Даже среди друзей Израиля и некоторых израильтян можно слышать "Да, но…". "Да, Хамас начал; Да, Хамас размещает военную инфраструктуру в жилых кварталах; Да, Израиль имеет право на самозащиту; Да, Израиль предупреждает палестинцев. Однако, более 240 палестинцев были убиты, и только один израильтянин был убит прямым ударом ракеты. Есть ли это определение "непропорциональности"? Нет. В пропорциональности по международному праву речь идет не о равенстве смертей или страданиях гражданского населения, и даже не об ответной огневой мощи или о ее смертоносности. Пропорциональность взвешивает необходимость военной акции против страданий населения противника, каковое население находится в непосредственной близости. Для того, чтобы прояснить этот вопрос, дадим обзор мнений эксперта, хотя ни одно не связано с Израилем . Профессор Хорст Фишер, академический директор Института международного права для мира и вооруженных конфликтов Университета города Bochum Ruhr в Германи, и помощник преподавателя Колумбийского университета, писал в книге "Проект военных преступлений": Принцип соразмерности встроен почти в каждую национальную правовую систему, и лежит в основе международного правового порядка. Его функция во внутреннем праве заключается в отношении средств к конечным результатам... В ведении войны, когда сторона совершает законную атаку против военной цели, принцип соразмерности также вступает в игру, когда существует побочный ущерб, т.е., имеются потери среди гражданского населения или нанесен ущерб не военным целям... Нападения запрещаются, если они вызывают случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц, или наносят ущерб гражданским объектам, что является чрезмерным относительно ожидаемого конкретного и прямого военного превосходства от нападения. Это создает постоянное обязательство для военных командиров принимать во внимание результаты этого нападения по сравнению с ожидаемым преимуществом. Именно так, как делает Израиль, когда он прерывает миссию после обнаружения гражданских лиц в качестве живого щита на крышах домов. Совет по международным отношениям отмечает: Согласно этой доктрине, государству юридически разрешено в одностороннем порядке защищать себя и компенсировать вред, при условии, что ответ пропорционален нанесенному ущербу. Ответ должен быть немедленным и необходимым, с воздержанием от нанесения ударов по гражданским лицам, и с силой, достаточной только для восстановления status quo ante. Что представляет собой status quo ante для Израиля, остается спорным, но несомненно, что приемлемым определением должно быть возвращение к периоду до того, как 75% граждан Израиля были терроризированы случайными ракетами. Луис Морено-Окампо, главный прокурор Международного уголовного суда, расследовал утверждения о военных преступлениях в ходе вторжения в Ирак в 2003. Он опубликовал открытое письмо в 2006, содержащее его выводы. Там была глава о соразмерности: Согласно международному гуманитарному праву и Римскому статуту, гибель гражданских лиц во время вооруженного конфликта, независимо от того, насколько серьезна и достойна сожаления, сама по себе не представляет собой военного преступления. Международное гуманитарное право и Римский статут позволяют воюющим сторонам осуществлять соразмерные атаки против военных целей, даже когда известно, что некоторое количество гражданских лиц погибнет или будет ранено. Преступление происходит в случае умышленного нападения, направленного против гражданских лиц (принцип различия) или нападения на военные цели, зная, что случайные гражданские травмы будут явно несоразмерны с ожидаемым военным преимуществом (принцип соразмерности). В конце, доктор Франсуаза Хэмптон, Университет Эссекса (Великобритания) написала о концепции "военной необходимости". Военная необходимость является правовой концепцией, используемой в международном гуманитарном праве (МГП) как часть юридического обоснования для нападения на законные военные цели, которые могут иметь неблагоприятные и даже страшные последствия для гражданских лиц и гражданских объектов. Это означает, что вооруженным силам в планировании военных действий разрешается принимать в расчет практические требования военной ситуации на данный момент и императивы к победе. То, что представляют собой военные цели, будет меняться в ходе конфликта. Поскольку некоторые военные объекты уничтожаются, враг будет использовать другие установки для той же цели, тем самым делая их военными мишенями, и их атака оправдана военной необходимостью. Такой же переменный эффект существует также в определении соразмерности. Чем больше ожидаемое военное преимущество, тем больше количество сопутствующего ущерба - часто гражданские потери, будут "оправданы" или "необходимы". Жертвы среди гражданского населения - вещь очень печальная, однако, становится совершенно ясно (в отсутствии элемента пропаганды или шаткого понятия "спортивного"), что Израиль имеет право и обязанность защищать свой народ, имеет право на победу в оборонительной войне, которую он ведет, и в которой он принимает во внимание требования международного права в отношении "соразмерности" и "военной необходимости". Это, в сочетании с готовностью Израиля принять соглашение о прекращении огня под эгидой Египта, принять под эгидой ООН гуманитарное перемирие и дальнейшее предоставление продовольствия, медикаментов и электричества жителям Газы, должно помочь стереть всякие НО в сознании справедливых людей. Шошана Бриен, gatestoneinstitute.org Перевод: +Miriam Argaman

Хамсин

Хамсин

 

На что у Израиля есть право?

Фото: Getty Images На что у Израиля есть право? 22.06.2014 14:55 Перспектива Нежелание и неспособность Махмуда Аббаса обеспечить Израилю приемлемые с точки зрения безопасности и дальнейших перспектив соглашения в очередной раз подчеркнули несостоятельность плана по созданию независимого национального арабского государства в Восточной Палестине, по крайней мере, в обозримом будущем. Эти идеи кажутся еще менее актуальными на фоне стремительно распространяющегося по Ближнему Востоку тренда исламского радикализма, отказа от принесенных в течение последнего столетия с Запада идей национализма и демократических ценностей в пользу фундаменталистских тенденций суннитского или шиитского толка. Помимо необходимости выстраивания соответствующей прагматичной политики государства, требуется понимать, насколько Израиль уязвим в этих вопросах с точки зрения международного законодательства и демографических тенденций. Мнение специалистов На вопросы 9 Канала по поводу международного права любезно согласился ответить израильский дипломат и юрист Алан Бейкер, а о демографических соотношениях рассказал Яков Файтельсон, автор исследования "Демографические тенденции в Эрец-Исраэль, 1800-2007". Алан Бейкер, специалист в области международного права, занимал должность юридического консультанта и заместителя генерального директора МИДа, в 2004-2008 был послом Израиля в Канаде, а в 2012 участвовал в работе правительственной комиссии под руководством судьи Эдмонда Леви по определению правового статуса еврейского строительства в Иудее и Самарии. Сегодня Алан Бейкер является главой отдела международного права в Юридическом Форуме за Эрец Исраэль. Следует начать с того, что в соответствии с международным законодательством, Израиль имеет полное право строить поселения в Иудее и Самарии. Разговоры о том, что еврейские поселения незаконны, являются откровенной ложью. Сказать это могут лишь те, кто либо не разбирается в международном законодательстве, либо умышленно вводит в заблуждение. Стоит помнить, что соглашения от 1949 года, которыми закончилась Война за Независимость, определили демаркационную линию перемирия, часто называемую арабской пропагандой "границами 1967 года", как линию, не имеющую никакого политического или юридического значения и не наносящую ущерба будущим переговорам о границах. До Шестидневной войны Иудея и Самария не были суверенной территорией какого бы то ни было государства. Иорданское королевство, захватив эти области в 1948, объявило об их аннексии, которая, однако, не была признана ни кем, кроме самой Иордании и Пакистана. Поэтому 49-я статья 4-го параграфа Женевской конвенции, говорящая о насильственном перемещении населения на оккупированных территориях, на которую обычно ссылаются как на аргумент о незаконности поселений, и которая был принята сразу после войны как реакция на военные преступления нацистов, не может быть применена в отношении Иудеи и Самарии. Следует также отметить, что в 1968 году Израиль заявил, что не считает территорию Иудеи и Самарии захваченной. В то же время еврейское государство приняло на себя обязательство соблюдать гуманитарные аспекты Женевской конвенции в отношении местного населения. На основании этого обязательства Верховный суд Израиля при разборе нескольких конкретных дел постановил, что исключительно в контексте рассматриваемого вопроса суд считает Женевскую конвенцию распространяющейся на Иудею и Самарию. Одновременно Верховный суд подчеркнул, что не намерен входить в обсуждение о применимости Женевской конвенции за пределами рассматриваемой ситуации. Согласно международному праву, Израиль, как управляющая этими областями сторона, может создавать там поселки, деревни и города, на земле, которая не находится в частном владении. Подавляющее большинство - около 95% - поселений построены именно так, и потому их законность с точки зрения международного права не подвергается сомнению. Есть лишь небольшое количество еврейских поселков, расположенных на землях, в отношении которых необходимо выяснить, являются ли они частной собственностью. Комиссия под руководством судьи Эдмунда Леви и была создана для того, чтобы разработать критерии, определяющие соблюдение международного права при строительстве поселений. В отчете комиссии были даны 15 рекомендаций, позволяющие соответствующим образом урегулировать ситуацию в Иудее и Самарии. Среди них - создание суда по земельным вопросам, возвращение государственного контроля над парками и заповедниками, возобновление работы комиссии по планированию и застройке, а также комиссия, которая разбирается в правах на владение землей, и другие технические вопросы. Отчет комиссии Леви соответствует всем международным обязательствам, взятым на себя Израилем. В нем подробно перечисляются все связанные с вопросом законодательные акты и документы: декларация Бальфура, законы британского мандата, резолюция Генеральной ассамблеи ООН 181, Женевская конвенция и подписанные Израилем договоры. Отчет также включает многочисленные цитаты из постановлений Верховного суда Израиля. Согласно отчету, будущее Иудеи и Самарии решится в процессе договора между Израилем и палестинскими арабами. Именно поэтому, в частности, неверно называть Иудею и Самарию "палестинскими территориями", поскольку статус этих территорий должен быть определен в ходе мирных переговоров. Создание комиссии Леви, не зависящей от государственной прокуратуры, вызвало недовольство юридического советника правительства, обиженного на то, что она не подчиняется ему. Поэтому он заявил, что не поддерживает ее итоговые рекомендации. Другие противники отчета комиссии Леви также выдвинули исключительно политические возражения, не сумев представить никаких юридически обоснованных аргументов своей критики. Поскольку израильский контроль над Иудеей и Самарией не противоречит международному законодательству, он не может привести и к санкциям. Об этом не раз заявляли представители европейских стран. Подобные угрозы являются исключительно политической пропагандой арабов и соответствующих израильских партий. Любые антиизраильские шаги европейцев являются политическими и не связаны с международным правом. В той же степени Махмуд Аббас не может обратиться в Международный уголовный суд, поскольку не представляет никакого государства. Его заявления - это часть психологического давления на израильское общество. Аббас убежден, что может достичь всего без договоренностей с Израилем, но это не так. Арабское государство может быть создано лишь как результат процесса переговоров. Об этом говорят, в том числе, и соглашения Осло. ООН может лишь принять возникшее государство в свои ряды, но не провозгласить его. Поэтому два года назад, когда Аббас попытался вступить в ООН, ему объяснили, что это невозможно. Все титулы, полученные Аббасом в ООН, носят только политический характер, не имеют никакого отношения к международному законодательству и не обеспечивают Аббаса государством. В то же время, аннексия Израилем Иудеи и Самарии стала бы односторонним шагом, нарушающим взятые на себя прежние обязательства. Другое дело, что Аббас уже нарушил соглашение Осло, подписав международные конвенции и создав правительство с ХАМАСом. Это является базовым нарушением договора и, согласно международному законодательству, также освобождает Израиль от обязанности соблюдать соглашение Осло. Таким образом, теперь Израиль вправе пойти на односторонние шаги, распространив свое законодательство на определенные области, исходя из соображений обороны и демографии и дожидаясь того времени, когда у палестинских арабов возникнет ответственное и надежное руководство, способное заключить с Израилем адекватный окончательный договор. Яков Файтельсон в 1981-1985 был первым мэром города Ариэль, занимал ряд значимых общественных и государственных должностей, в том числе возглавлял промышленную зону Баркан, входил в Совет директоров "Электрической компании", с 2000 является директором департамента "Джойнта" по строительству и недвижимости в СНГ. С 2005 участвует в исследованиях демографических тенденций в Израиле. Противники еврейского присутствия в Иудее и Самарии часто используют в качестве аргументации для своих заявлений манипуляции с цифрами. Согласно их утверждениям, в Иудее и Самарии на два с половиной миллиона арабов приходится около трехсот тысяч евреев. То есть евреи составляют всего около 12% от населения областей. На самом деле, реальное соотношение гораздо ближе к 31%. Примерно в такой же пропорции находятся еврейское и арабское население административного района Акко, где проживают около 206 тысяч евреев, составляющих лишь 35%. В целом, еврейское население Северного округа Израиля насчитывает 611 тысяч человек - менее 47% от всего населения округа. Оценка арабского населения Иудеи и Самарии в два с половиной миллиона человек делается на основе данных Палестинской администрации, вызывающих серьезные сомнения. Она не только включает 300 тысяч арабских жителей Восточного Иерусалима, но и более 500 тысяч арабских эмигрантов, покинувших эту территорию начиная с 1967 года (181.248 человек за период 1968-1997, 204.073 - 1998-2007 и около 150 тысяч до 2013 года). Палестинская статистическая оценка численности населения строится на экстраполяции фальсифицированных таким образом данных переписи 1997 года, которые почти на 1 миллион превышают данные израильского статистического бюро (ЦСБ) за 1993 год. При этом оценка роста населения в автономии игнорирует миграционный баланс, как будто он равен нулю. Однако и сами палестинцы, и статистическое бюро США вынуждены указывать на непрерывное падение суммарного коэффициента рождаемости (СКР), который в Иудее и Самарии, по их же данным, составляет сегодня 2,83 ребенка на женщину. Для сравнения, СКР у евреек в Израиле равен 3,04 ребенка на женщину. Резкое падение арабской рождаемости в большой степени вызвано массовой эмиграцией молодежи из Палестинской автономии. В то же время, еврейское население в Иудее и Самарии растет самыми быстрыми темпами в Израиле. Так за последний период времени, с 2006 по 2012 годы, оно росло в среднем на 5% ежегодно. Таким образом, на середину 2014 года, в Иудее и Самарии без Иерусалима проживало около 360 тысяч евреев. В восточных районах столицы, также считающихся "поселениями", еще 200 тысяч еврейских жителей. Даже если примем палестинские данные, вычитая из них лишь численность эмигрантов, то получим, что евреи составляют по крайней мере около 22% от всего населения Иудеи и Самарии. Если же мы сделаем еще один вполне логичный шаг и не будем искусственно отделять Западный Иерусалим от его восточной части, то получим, что численность евреев достигает около 880 тысяч человек, что составляет 31% от всего населения Иудеи и Самарии. Выводы Таким образом, заявления о незаконности еврейских поселений, как и вообще о незаконности израильского присутствия в Иудее и Самарии являются ложными. В корне неверны также и оценки несоизмеримого соотношения арабов и евреев в этих областях. С таким же успехом можно было бы говорить о неприемлемости сохранения израильского суверенитета над Акко или в целом над севером страны. Подписание Аббасом международных конвенций и создание правительства с ХАМАСом, ставшее базовым нарушением соглашений Осло, позволяет Израилю пойти на односторонние шаги и распространить свое законодательство, по крайней мере, на ту части Иудеи и Самарии, где евреи составляют подавляющее большинство (район Гуш-Эциона, окрестности городов Ариэль и Маале-Адумим). Подобные шаги не станут нарушением международного законодательства и являются лишь функцией воли правительства Израиля. Неизбежное возвращение к идее одного еврейского демократического государства Израиль от Средиземного моря до реки Иордан, включающего значительное арабское меньшинство, в том числе арабов Иудеи и Самарии, вызывает вопрос о способности Израиля сделать своими гражданами людей, воспитанных в ненависти и неприятии евреев. В то же время, опыт сосуществования с израильскими арабами, являющимися представителями абсолютно той же этническо-культурной общности, что и арабы Иудеи и Самарии, показывает возможность такого сценария. Безусловно, подобное развитие событий сопряжено с немалыми сложностями и требует длительного времени, постепенного перехода от существующей сегодня автономии к единому государству. Будущее объединение очевидно подразумевает жесткое искоренение террористических и радикальных движений, сопровождающееся широкой муниципальной автономией и щедрой поддержкой тенденций проявления лояльности государству. К слову, в той же мере это актуально как в отношении арабских жителей Иудеи и Самарии, так и сегодняшних арабских граждан страны. В то же время, невозможность в сегодняшней ситуации полностью переселить все арабское население за пределы Израиля, а также неизбежное превращение любой территории, неконтролируемой Армией обороны Израиля, в плацдарм агрессивного исламского террора, оставляет создание общего государства единственной реальной перспективой, совместимой с выживанием Израиля. Автор: Александр Непомнящий Источник: 9tv.co.

Хамсин

Хамсин

 

Простят ли евреям Освенцим?

Фото: Getty Images Простят ли евреям Освенцим? 22.06.2014 09:10 Кого обидишь – того и ненавидишь! За что ненавидят евреев? Горы книг написаны на эту тему, целые леса сведены, цистерны чернил пролиты в попытках найти ответ на этот извечный вопрос. Он был темой недавнего выступления в Иерусалиме писателя Говарда Джейкобсона (HowardJacobson), лауреата Букеровской премии за 2010 год. Естественно, однозначного объяснения такого сложнейшего феномена, как антисемитизм, не существует. Но Джейкобсон предложил частичный ответ, в основу которого положено давнее наблюдение: все мы испытываем психологическую потребность мстить объектам наших преследований и выставлять себя пострадавшими. Об этом писал еще древнеримский историк Тацит: «Нам присуще ненавидеть того, кому мы причинили горе». Или, как гласит русская пословица, кого обидишь – того и ненавидишь. Мы ненавидим жертв нашей ненависти ради того, чтобы оправдать в наших собственных глазах причиненное им зло. Из этого следует, что тех, кто пострадал от нас в наибольшей степени, мы ненавидим особенно страстно и шельмуем с особым остервенением. И кого же можно в первую очередь отнести к этой категории? Жертв Холокоста, разумеется. Освенцим бередит совесть человечества, и уже за это нет евреям прощения. Зачем они причиняют ни в чем не повинным людям нравственные муки? Неужели нельзя в конце концов оставить нас в покое?! Освенцим, Холокост, еврей, наконец, – все эти слова сами по себе напоминают о неоплатном долге человечества, а люди терпеть не могут тех, кому должны, и инстинктивно стремятся облегчить свою совесть, вытесняя в подсознание память о своих прегрешениях. Если же забыть не удается, они мстят его источнику – евреям. Те, кто отрицает сам факт Холокоста в любой его форме, следуют той же логике. Дескать, евреи сочинили грандиозную ложь о гибели шести миллионов своих соплеменников и навязали ее доверчивому миру. Холокоста никогда не было, но если бы он случился на самом деле, евреи получили бы по заслугам. Своей ложью о шести миллионах своих якобы уничтоженных соплеменников евреи лишь усугубили то зло, которое они причинили человечеству. А если кто еще сомневается в справедливости самой идеи Холокоста (не будем забывать: его никогда не было, хотя евреи его полностью заслуживали), достаточно посмотреть, как цинично они пользуются своей ложью. Евреи эксплуатируют миф Холокоста в стремлении внушить человечеству чувство вины и воспользоваться им в своих низменных политических и финансовых целях. Разве это не доказательство того, что они полностью заслуживали самого сурового наказания вплоть до Холокоста? Хотя (сколько можно повторять!) его никогда не было, это все измышления коварных евреев, которые умело орудуют оружием слабых – страданиями, вызывающими сострадание. Куда бедному еврею податься? Был Холокост – евреи виноваты, не было Холокоста – тем более. Освенцима евреям никогда не простят! И какой же вывод можно из этого сделать? Может, следует затаиться, замолкнуть, сжаться, чтобы стать как можно незаметнее – авось забудут про их существование! Увы, уже пробовали в Средние века, прятались (не по своей воле, разумеется) за глухими стенами гетто. И что, помогло? Обособленность евреев лишь приводила в исступление окружающих. Не хотят с нами знаться, гады, лучше других себя мнят! Наступили более либеральные времена, вышли евреи из гетто, попробовали раствориться в обществе, прониклись пламенным патриотизмом титульных наций, придумали реформистский иудаизм, фактически отказавшись от веры отцов. И каков же был результат? Проклятия, преследования и погромы. А в Германии для «немцев моисеева закона» – нюрнбергские законы и печи Освенцима. Ханна Арендт считает, что антисемитизм порождается не только ненавистью к иноверцам и чужакам, не только завистью к успеху и страхом перед конкуренцией, но также в немалой степени именно слабостью евреев, их очевидной беззащитностью. Как кровь в воде приводит в остервенение акул, так и уверенность в том, что жертва не будет сопротивляться, лишь распаляет низменные инстинкты черни, которой приятно тешиться сознанием того, что есть в мире кто-то, кто оттеснен на еще более низкую ступень социальной иерархии. А у сильных мира сего беззащитность вызывает только презрение – и хорошо еще, если жалостливое, а не враждебно-брезгливое. По теории Арендт, единственной защитой евреев на протяжении веков были монархии. нуждавшиеся в евреях как в банкирах, а когда наступил век демократии и монархии захирели, нужда в евреях отпала, и они остались голыми и беззащитными на юру, открытом всем ветрам антисемитизма. В результате в наш просвещенный век уязвимость евреев не только не снизилась, но наоборот – даже возросла. Древние евреи придумали козла отпущения: они символически перегружали свои грехи на беззащитное животное, выгоняли его в пустыню на погибель и тем самым очищали свою совесть. И по иронии судьбы стали жертвами своей собственной идеи. Что бы ни случилось – во всем виноваты евреи. Евреи породили Иисуса Христа, дали миру христианскую религию – и были провозглашены «врагами Христа и человечества». Немецкие евреи храбро воевали в Первую мировую войну, направив в армию непропорциональное количество воинов и заслужив непропорциональное количество боевых наград – и были провозглашены предателями, всадившими Германии нож в спину. Еврей Вальтер Ратенау во время войны ценой героических усилий спас от гибели экономику Германии – и был убит как предатель немецким националистом. Русские антисемиты, демонстрируя торжество оруэлловского двоемыслия, обвиняют евреев в том, что во-первых, они сделали революцию, а во-вторых, что они ее предали. Куда ни кинь – всюду клин! Существует теория о том, что истинная, глубинная вина евреев перед человечеством заключается в том, что они придумали мораль, навязали миру Десять Заповедей, сковали необузданные дикарские порывы цепями нравственных устоев, и именно этого им не могут простить. Фрейд подметил, что антисемитизм особенно силен в тех странах Европы, которые в числе последних приняли христианство, и высказал предположение, что в глубинах своего подсознания эти народы по сей день не избавились от ностальгии по примитивной вере своих предков-язычников. «Их ненависть к евреям, – писал он, – по сути является ненавистью к христианству». Поднимает еврей высоко голову – дерзкий наглец! Склоняет скорбно главу, посыпает ее пеплом – лицемер, коварный лжец! Если Израиль безропотно отдаст каждую пять земли, на которую претендуют палестинцы, если каждый богатый еврей раздаст все свое состояние и пустит по миру себя и свою семью, это ничего не изменит: еврей слишком ценный объект ненависти, чтобы позволить ему уйти в тень. Наоборот, ненависть к нему только усилится – вон сколько денег награбил, мерзавец, раз он сыплет ими направо и налево; раз раздает свое состояние, значит, его мучает совесть. Какие еще черные дела он скрывает? Ату его! Бессмысленность попыток евреев приспособиться и спрятаться от гонителей вскрыл еще монах-доминиканец Томас Торквемада (1420-1498). После того, как в 1492 году евреи были королевским указом изгнаны из Испании, оставшиеся, чтобы спастись, были вынуждены креститься, их называли «марранами» (свиньи по-испански). Но великий инквизитор Торквемада, страстно ненавидевший евреев за то, что в его жилах текла еврейская кровь и в детстве сверстники травили его как еврея, придумал непогрешимый метод разоблачения «лжехристиан»: если марран не проявляет достаточного рвения в католической вере, это признак того, что он продолжает втайне исповедовать религию своих отцов – в подвалы инквизиции его! Если же крещеный иудей отличается особым пылом в новой вере, это неопровержимо свидетельствует о том, что он втирает очки окружающим и притворяется истовым католиком, на самом деле оставаясь тайным иудеем, – на костер его! Куда податься?! И пусть евреи не обманывают себя, что, дескать, просвещение поведет к исчезновению антисемитизма. Привело ли просвещение к смягчению нравов, как грезили прекраснодушные мечтатели? Увы, суровая реальность опрокинула их наивные предположения. Под ударами просвещения «Бог умер», провозгласил Ницше. Лопнула важнейшая скрепа страха перед перспективой адских мук в мире ином, хотя бы отчасти удерживавшая общество на тропе добродетели. Освобожденный от угрозы загробного возмездия за свои грехи, человек дал полную волю своим темным инстинктам. Случайно ли просвещенный XX век ознаменовался неслыханными в истории массовыми зверствами, причем в первую очередь в самой культурной стране мира – Германии? Ничто не поможет евреям умилостивить антисемитов. Сколько бы они ни пытались улучшить свой имидж пиаровскими кампаниями, сколько бы ни старались держать голову ниже бруствера, не высовываться, вести себя «скромнее», как надменно рекомендовал евреям их кумир Франклин Рузвельт, сколько бы они ни каялись – ничто евреям не поможет. Тем более что антисемитизм придумал фиговый листок в свое оправдание – ненависть и презрение к Израилю. Мы, мол, не антисемиты, мы лишь клеймим Израиль за его преступления против палестинского народа, заверяют друг друга юдофобы. Любопытно посмотреть, где гнездится антисемитизм. Профессор Технического университета в Берлине Моника Шварц-Фризель изучила громадную антисемитскую почту – 14 000 писем, электронных посланий и факсов, полученных за 10 лет Центральным советом евреев в Германии и посольством Израиля в Берлине. В интервью, напечатанном израильской газетой «Гаарец», автор исследования поведала, что, приступая к работе, она была совершенно уверена, что львиная доля антисемитских излияний придется на долю правых экстремистов. Каково же было ее изумление, когда оказалось, что все совсем не так. Нет, среди авторов антисемитских посланий правые экстремисты фигурировали – целых 3%, но подавляющее большинство выражений ненависти к евреям – 60% – поступало от представителей образованных кругов и интеллигентных профессий: профессоров, остепененных ученых, юристов, священников и пасторов, студентов и школьников старших классов. Более того, профессор Шварц-Фризель к своему удивлению установила, что юдофобские писания немецких охотнорядцев по содержанию мало чем отличались от аналогичных произведений утонченных интеллигентов: и тут и там пером водила зоологическая, иррациональная, не признающая никакой логики ненависть. Ну разве что у образованных антисемитов стиль поизящней и словарь побогаче, а в остальном – никакой разницы. И хотя авторы всей этой корреспонденции поносили Израиль и его политику в отношении палестинцев, это был не более чем предлог: из-под неряшливо напяленной маски борцов за поруганные права палестинского народа явственно просматривалось свиное рыло заскорузлого векового антисемитизма. Вот несколько достаточно красноречивых выдержек из этих корреспонденций: «Позволительно спросить, разве не укладывается убийство ни в чем не повинных детей в вашу давнюю традицию?» «В течение последних 2000 лет вы занимались тем, что крали чужую землю и совершали акты геноцида». «Вы, израильтяне… сбрасываете кассетные бомбы на густонаселенные местности, а тех, кто критикует подобные действия, обвиняете в антисемитизме. Как это типично для евреев!» То есть, если верить во все эти старые антисемитские бредни, совсем нетрудно проникнуться убеждением в том, что Израиль совершает все преступления, которые приписывают ему антисемиты. Они просто переносят на еврейское государство все злодейские инстинкты, которые, с их точки зрения, органически присущи евреям, и никакие аргументы не убедят их в том, что, скажем, для приготовления пасхальной мацы евреям совсем не нужно замешивать тесто на крови христианских младенцев. Профессор Шварц-Фризель разоблачила еще один стойкий миф об антисемитизме: будто он возникает в первую очередь на дне общества, среди подонков, а интеллигенция его якобы чурается, дабы не унижать себя проявлениями столь низменных эмоций. «На самом деле история ясно свидетельствует, что испокон веков вспышки ненависти к евреям никогда не были порождением улицы, а всегда возникали в образованной среде – в произведениях церковных писателей, поэтов, романистов, сказочников», – пишет автор исследования. Когда заходит речь о евреях, высоколобым антисемитам отказывает чувство элементарной логики, они с готовностью подхватывают самые дикие измышления, состряпанные ими же на потребу своим темным и необразованным единомышленникам. Антисемиты верят в то, во что им хочется верить, а вера, как известно, разуму не подвластна. И совсем не случайно, что сегодня в качестве особо питательного бульона для размножения вируса антисемитизма выступают студенческие кампусы, чьи обитатели, кичащиеся своей образованностью и независимостью мышления, с готовностью лопают юдофобскую лапшу, которую им в изобилии вешают на уши их профессора – сеятели разумного, доброго, вечного. И нечего возлагать вину за разгул антисемитизма в Европе на самих израильтян. Не стоит обвинять их в том, что, мол, неумело ведут пропагандистскую кампанию, позволяют палестинцам безнаказанно шельмовать себя. Как так может быть, недоуменно пожимают плечами друзья Израиля (да, представьте, у Израиля есть и друзья)? Среди выдающихся мастеров рекламы – такое множество евреев, и тем не менее они никак не могут придумать достойного ответа на неуклюжие, шитые белыми нитками клеветнические измышления палестинских пропагандистов? Не надо себя обманывать, никакая реклама тут не поможет. Изощренные, культурные европейцы столь же охотно подхватывают топорную палестинскую пропаганду, как их темные средневековые пращуры верили в том, что евреи отравляют воду в колодцах, «холеру пущают» и убивают христианских младенцев. Они верят в это не потому, что израильтяне не приводят достаточно убедительных доводов нелепости наветов, а потому что хотят верить в виновность Израиля. Вот и весь секрет «эффективности» палестинского пиара. Ничто их не разубедит, никакой Холокост их не пристыдит. Наоборот, как установила во всемирном опросе Антидиффамационная лига, антисемитизм в Европе особенно силен в тех странах, где на протяжении веков евреи подвергались особенно сильным гонениям и которые по идее должны были бы наиболее остро ощущать свою вину. В Австрии 28% населения признались в недобрых чувствах по отношению к евреям, в Германии – 27%, в Испании – 29%, во Франции – 37%. Словом, хотят того евреи или не хотят, им некуда деваться, кроме как полагаться на самих себя перед лицом враждебного мира. Единственный выход для них – распроститься с иллюзиями, прекратить заигрывания с антисемитами и заняться укреплением обороноспособности Израиля. Как и предсказывал Зеев (Владимир) Жаботинский, в конечном счете это единственный гарант безопасности евреев, единственный оплот выживания нации. И главное – нужно осознать, что все попытки убедить общество в нелепости антисемитизма обречены на провал. Ничто не поможет, хоть тресни. А потому не стоит попусту тратить время и энергию на бесплодные, заведомо обреченные на провал попытки снискать благосклонность юдофобов. Уж если Холокост не помог, на что еще можно надеяться? Хуже того, по большому счету гибель шести миллионов лишь усугубила вину евреев перед человечеством. Освеницима оно им никогда не простит! Автор: Виктор Вольский Источник: Блог Виктора Вольского

Хамсин

Хамсин

 

Фото: Getty Images "Весь мир насилья мы разрушим…"

Фото: Getty Images "Весь мир насилья мы разрушим…" 05.06.2014 12:58 Cтратегия Клауарда-Пивен Летом 1967 года по всей Америке прокатилась волна беспорядков - банды негритянской шпаны вторгались в офисы государственной системы социальной защиты и учиняли в них погромы, требуя немедленной выплаты своих "законных" пособий по бедности, устраивали буйные уличные демонстрации и сидячие забастовки в законодательных собраниях штатов, бойкотировали школы, выставляли пикеты и совершали другие коллективные акты вандализма, терроризируя общество. Стихийные протесты? Переполнилась чаша народного терпения? Америка созрела для массового "прямого действия" со стороны "униженных и оскорбленных"? Такова расхожая версия, но она не соответствует действительности, пишет известный журналист Ричард Поу на сайте DiscoverTheNetwork.org. На самом деле "жаркое лето" 1967 года было тщательно спланированной операцией, подготовленной на основе теоретических изысканий двух революционных теоретиков из Нью-Йорка. В ноябре 1965 года, спустя три месяца после массовых стихийных беспорядков в Уоттсе - негритянском гетто Лос-Анджелеса, воодушевленные ими социологи из Колумбийского университета Ричард Эндрю Клауард и Френсис Фокс Пивен начали в частном порядке распространять среди коллег свою статью под названием "Тактика мобилизации бедноты". Спустя полгода их трактат был опубликован в радикальном журнале Nation и восторженно встречен поборниками левой идеи. Хотя в журнале статья появилась под заголовком "Стратегия преодоления бедности", речь в ней шла отнюдь не о методах решения социально-экономических проблем. Наоборот, "стратегия Клауарда-Пивен" (под таким обобщенным названием идеи двух социологов закрепились в левоэкстремистском фольклоре) была направлена на расшатывание основ и провоцирование революционной ситуации с целью захвата власти и последующего построения "справедливого общества". В 60-е годы огромной популярностью в радикальных кругах пользовался философ и социолог Герберт Маркузе, большой мастер словесной эквилибристики. Маркузе, в частности, провозглашал, что свобода в капиталистическом обществе на самом деле есть рабство для трудящихся, ибо "те самые силы, которые облегчают борьбу за существование, одновременно подавляют у индивидуума потребность в освобождении…. В зажиточном обществе власть не испытывает необходимости оправдывать свое господство". Из этого логически следовало, что для истинного "освобождения" эксплуатируемых масс необходимо повалить экономику, разорить общество и тем самым лишить власть имущих возможности подкупать неимущих. Такова была главная задача, которую поставили Клауард и Пивен. Направлением главного удара они избрали систему государственного попечения о неимущих - "велфэр", - которая, как утверждали авторы статьи, используется правящими классами в своих корыстных целях: предоставляя бедным социальную защиту, богатые ограждают себя от социальных потрясений и гасят пламя народного недовольства. По замыслу революционных стратегов, силам прогресса следует стремиться всеми силами раздувать это пламя. Бедные могут рассчитывать на улучшение своей доли только в том случае, если "остальное общество преисполнится страха перед ними". Активисты должны саботировать систему велфэра и стремиться к ее разрушению с тем, чтобы лишить буржуазное государство возможности покупать социальный мир, умиротворяя низшие классы подачками. Крах системы попечения о неимущих приведет к кризису, который до основания потрясет нацию. Бедные поднимутся на борьбу за свои права, и только тогда насмерть перепуганное "остальное общество" вынуждено будет удовлетворить их требования, уверенно обещали Клауард и Пивен. Но как разбудить спящего гиганта, как мобилизовать массы? Для этого социологи из Колумбийского университета предложили воспользоваться рецептом радикального теоретика Сола Алински: "Вынудить врага выполнять его собственные правила", как писал Алински в своей книге "Катехизис радикала" (Rules for Radicals). Нужно лишь потребовать, чтобы государственные институты неукоснительно выполняли букву каждого закона, каждую норму иудео-христианской морали и каждое явное и подразумеваемое положение либерального общественного договора. Как бы чиновники ни старались, ничего у них не выйдет: такая задача в принципе невыполнима. Поэтому в успехе затеи можно не сомневаться. А когда государство распишется в своей беспомощности, можно будет раструбить на весь свет о "провале" системы, "неспособной выполнять" свои собственные правила. Разочаровавшись в окончательно дискредитированном государственном устройстве, общество волей-неволей начнет склоняться в пользу замены капиталистических правил игры на социалистические. В этом и заключалась стратегическая идея, предложенная Ричардом Клауардом и Френсис Пивен: подорвать систему государственного социального попечения о неимущих, заставив сотрудников ее аппарата строго придерживаться своих собственных правил. По плану предполагалось завалить (авторский термин: "затопить") государственный аппарат абсурдными требованиями, вызвав кризис и экономический коллапс общества. В то время льготами в рамках системы социальной защиты пользовалось около 8 миллионов человек. Но революционные стратеги подсчитали, что число лиц, формально имеющих право претендовать на пособия по бедности, в два с лишним раза больше. Исходя из этого, Клауард и Пивен выдвинули идею "массовой мобилизации бедноты для участия в системе велфэра". По их выкладкам выходило, что, если удастся убедить хотя бы часть потенциальных кандидатов на получение социальных льгот предъявить свои притязания на таковые, система неминуемо обанкротится и рухнет. Результатом станет "глубочайший финансовый и политический кризис", который породит "мощное движение за кардинальную экономическую реформу в общенациональном масштабе". Для реализации поставленной задачи, по замыслу авторов статьи, кадры профессиональных активистов должны приступить к организации массовых движений под флагом оказания помощи бедным, но на самом деле предназначенных мобилизовать негритянские массы в качестве ударных отрядов революции. Под их давлением бюджет системы велфэра лопнет, бюрократическую машину разобьет паралич, в стране "возникнет климат нестабильности", т.е. будут созданы идеальные предпосылки для радикальных перемен. В ужасе перед перспективой кровавого народного бунта местные и штатные власти начнут отчаянно взывать о помощи к федеральному правительству. А тем временем дружественная леворадикальная печать поведет скоординированную пропагандистскую кампанию за "федеральную программу перераспределения национального богатства" в виде гарантированного прожиточного минимума для всех - как работающих, так и неработающих. Перед лицом хаоса во всех крупных городах и под давлением низовых властей, которые ухватятся за идею, как утопающий за спасательный круг, Вашингтон не сможет сопротивляться. Такова была теория. Не довольствуясь ролью кабинетных ученых, Клауард и Пивен решили без промедления приступить к ее реализации. Они привлекли известного негритянского боевика и активиста Джорджа Уайли в качестве руководителя нового движения под названием "Национальная организация прав на социальную защиту" (английская аббревиатура NWRO) со штаб-квартирой в Вашингтоне. Уайли и организовал "жаркое лето" 1967 года, скрупулезно выполняя указания своих революционных наставников. Кампания "затопления" протекала чрезвычайно успешно, революционеры и их вдохновители были в полном восторге. С 1965 по 1974 г. число американских семей, возглавляемых матерями-одиночками и живущих исключительно на пособия для неимущих, возросло с 4,3 до 10,8 миллиона, невзирая на то, что на протяжении большей части этого периода страна переживала экономический бум. Главным испытательным полигоном для обкатки стратегии Клауарда-Пивен был избран Нью-Йорк. Уайли наносил удар за ударом, не давая противнику передохнуть, массовые акции следовали непрерывной чередой. Успех превысил все ожидания: к началу 70-х годов на каждых двух работников частного сектора города приходился один получатель пособия по бедности. Справедливости ради следует признать, что такой колоссальный рост тунеядства был вызван не только давлением снизу. Немалую роль сыграли и умонастроения нью-йоркской элиты во главе с мэром Джоном Линдзи. Он и люди его круга (радикалы-богачи из тех, кому впоследствии прилепили ядовитый ярлык "лимузинных либералов") уверовали в то, что склонность к уголовщине органически присуща низам, и ничего предосудительного в этом нет, ибо преступность - это естественная и оправданная реакция негритянской бедноты на социальную несправедливость. Когда главу городского паркового управления парков Огаста Хокшера попросили прокомментировать убогое состояние нью-йоркских парков, он снисходительно пояснил, что "вандализм - это просто специфический способ пользования парками, присущий определенной части моих клиентов… Одним нравится сидеть на скамейках, другие предпочитают эти скамейки ломать". Нью-йоркские либералы были также убеждены, что белое население обязано искупить свои грехи перед меньшинствами, предоставив им возможность жить не работая, за чужой счет. Мэр Линдзи (даром что республиканец) провозгласил, что расширение программ социальной защиты можно только приветствовать, ибо это знак того, что общество осознало свою вину перед "униженными и оскорбленными" и пытается ее искупить. Все ограничения при предоставлении пособий по бедности были упразднены, городскому управлению социального попечения о неимущих было предписано выдавать материальную помощь по первому требованию всем, кто пожелает. Стоит ли удивляться тому, что кривая расходов на социальные программы в Нью-Йорке круто устремилась вверх? Такой идеологической установки никакой бюджет не выдержит. Состояние нью-йоркских финансов стало стремительно ухудшаться, и в 1975 году город вынужден был объявить банкротство, едва не потянув за собой весь штат. Левые радикалы ликовали. Идеи Клауарда и Пивен на практике доказали свою жизнеспособность. Путь к революции и захвату власти был проложен. Однако революция все же не состоялась. Стратегия социологов из Колумбийского университета была рассчитана на внезапность. Но американское общество быстро оправилось от первоначального шока и перешло в контрнаступление. Кризис системы социальной защиты Нью-Йорка ужаснул всю страну и породил реформаторское движение, кульминацией которого стал принятый в 1996 году Закон о персональной ответственности и трудоустройстве - реформа велфэра, в рамках которой вводились жесткие временные и имущественные ограничения на социальную помощь нуждающимся, а также обязательное условие, чтобы получатели пособий расплачивались за них трудом. А тем временем Клауард и Пивен, едва не погубившие финансовую столицу мира, продолжали в поте лица трудиться на революционной ниве, по мере сил и возможностей пакостя ненавистному им капиталистическому обществу и отыскивая все новые бреши в американской системе. Их следы легко отыскиваются в целом ряде разрушительных кампаний, предназначенных расшатать устои общества и проложить леворадикальным силам путь к захвату власти. Особенный размах получила кампания, затеянная в 1982 году последователями нью-йоркских социологов при непосредственном участии Клауарда и Пивен с целью саботировать и в конечном итоге обрушить избирательную систему страны. "Движение за избирательные права", костяк которого составили ветераны организации Джорджа Уайли, опирается все на тот же принцип "затопления" - в данном случае на массовую мобилизацию избирателей, как правило, сопровождающуюся вопиющим широкомасштабным жульничеством (например, на выборах 2000 года в Филадельфии в голосовании официально приняло участие более 100% списочного состава негритянских избирателей города. То-то, небось, Саддам Хусейн завидовал - у него ни разу не хватило решимости объявить на своих выборах более стопроцентной явки избирателей). Параллельно проводятся широкие акции по запугиванию сотрудников избиркомов с применением заведомо необоснованных судебных исков, ложных обвинений в "расизме" и в "лишении избирательных прав", а также "прямых действий" - уличных протестов, беспорядков и т. п. "Коалиция за избирательные права" настолько дискредитировала американскую избирательную систему, что в дни выборов старейшая демократия мира с каждым разом все сильнее смахивает на захудалую страну третьего мира. Понятно, что за такие огромные заслуги перед делом революции и прогресса Роберт Клауард и Френсис Пивен окружены огромным пиететом в леволиберальных кругах. Оба были приглашены в Белый Дом в качестве почетных гостей на церемонию подписания закона о реформе системы велфэра, с превеликим трудом навязанной республиканским Конгрессом президенту Клинтону (который дважды накладывал на него вето, что не мешает ему сегодня на всех углах похваляться этой чрезвычайно эффективной реформой как своим личным достижением). Профессор Ричард Эндрю Клауард умер в зените славы в 2001 году, оплакиваемый безутешными коллегами и почитателями. Его соратница и соавтор Френсис Фокс Пивен, несмотря на преклонный возраст (ей 81 год), по сей день продолжает сеять разумное, доброе и вечное в должности профессора политологии и социологии Аспирантуры Городского университета Нью-Йорка, воспитывая кадры для грядущей революции. Автор: Виктор Вольский Источник: Блог Виктора Вольского

Хамсин

Хамсин

 

Первый, по-настоящему тёплый день...

Первый, по-настоящему тёплый день С разбегу запрыгнул в застоявшиеся лужи, Оставив расходящиеся кольца, Распугав лягушек, И в бездонной тишине Забрался на своё высокое небо. Свесил ноги,потянулся, Огляделся вокруг себя, И хитро заулыбался: Вот он я! А внизу уже ворковали голуби, Купались в пыли воробьи, И хитрая ворона Одним глазом наблюдала На растянувшуюся рыжую кошку. Тепло. Лень разливалась по всему телу Тугими упругими волнами, Пульсируя, Заставляя закрываться глаза И еле волочить тяжёлые ноги. Звуки растворялись в вышине И доходили как через плотную вату. Спать, спать, спать – шелестели листья, Заставляя мыслям слипаться, Вводя в транс безудержного сна. И лишь озорной тёплый день, Конопатый мальчишка, На высоком синем небе Усмехался, Глядя вниз на зелёные поля, Лужи, кусты и деревья, И светил, светил, светил.
 

Тепло...

Тепло. И настоящий тёплый ветер Мне голову взъерошил, Как когда-то Мне в детстве мама ворошила И говорила тёплые слова. А день хороший, И солнце яркое слепит глаза. И жмурюсь в удовольствие, Вдыхаю Запах скошенной травы. Несётся низко вдоль земли, Чирикая, весенний воробей Под носом ошалелой кошки, Пасущей пару голубей - Исступленно воркуют меж собой, Забыв про всё на свете разом. Боюсь спугнуть их даже фразой, И тоже, замерев, стою Среди ветров, цветов и мая, Вдыхая, внемля, понимая, И широко раскрыв глаза, Вбирая ими небеса- Пришла Весна! Пришла Весна.
 

Новый старый мир

Фото: Getty Images Новый старый мир 14.05.2014 06:55 Запад столкнулся с вызовами, преодолеть которые сейчас неспособен Кризис на Украине продемонстрировал реальность обострения военно-политического противостояния в Европе, которое с момента распада Югославии оставалось в сфере теории. Политика экспансии западного сообщества на постсоветском пространстве, направленная на «сдерживание России в ее естественных пределах», встретилась с ответом в той форме, к которой те, кто ее обосновал и на протяжении четверти века проводил в жизнь, оказались явно не готовы. Неадекватная реакция ведущих политиков США и ЕС на проведение референдума в Крыму и его воссоединение с Россией, а затем на расширение противостояния новых властей в Киеве и их оппонентов на востоке Украины заставляет подозревать отсутствие в руководстве стран НАТО реалистически мыслящих лидеров, что опасно само по себе. Это же можно сказать об экспертном сообществе. Реалисты, воспринимающие мир таким, какой он есть, а не таким, каким должен быть, согласно доминирующим теориям по-прежнему не имеют шансов на участие в выработке и принятии решений на высшем уровне. В то же время, несмотря на заявления все новых политиков о санкциях в отношении России, сами эти санкции по-прежнему остаются предметом более теоретическим, чем практическим. Рассуждения высшего американского руководства о необходимости и неизбежности изоляции Москвы являются неотъемлемой составляющей информационной войны, однако зондирование готовности даже ближайших союзников США участвовать в формировании режима такой изоляции за собственный счет демонстрирует отсутствие у них энтузиазма. Германия, Франция и целый ряд не столь значительных партнеров России из числа стран НАТО поддерживают точечные санкции против отдельных физических лиц, в том числе не имеющих никакого отношения к ситуации на Украине, и организаций, когда и если эти лица и организации не завязаны на стратегически важные для них контракты. Турция не делает и этого. Израиль воздержался от участия в голосовании в ООН, сославшись на забастовку сотрудников МИДа, перенес визит премьер-министра и посылает на соревнования по танковому биатлону не команду, а группу наблюдателей. Государства АТР примериваются к российскому рынку, готовясь перехватить его у европейских поставщиков, если те с него все-таки уйдут. Приостановка сотрудничества России с НАТО в части отсутствия закупок в странах Запада вооружений и военной техники является неожиданным подарком для российского ОПК. Что до прекращения стажировок на Западе военнослужащих ВС РФ, это и в лучшие времена вряд ли стоило называть сотрудничеством. Все то, что важно для Соединенных Штатов и Евросоюза в их партнерстве с Россией, пока остается без изменений. При этом общая атмосфера, создаваемая зарубежными СМИ, пишущими о России, напоминает времена холодной войны с массой подтасовок и дезинформации. Попытка понять причины столь резкой, неожиданной для искренних сторонников евроинтеграции России в отечественном политическом истеблишменте реакции Запада на действия Москвы в украинском кризисе, который был спровоцирован отнюдь не российским руководством, заставляют сделать несколько выводов. Во-первых, Запад явно не был готов встретиться с ситуацией такого рода и не имеет адекватного ответа на нее. Во-вторых, дело не в Крыме или Украине в целом – ставки, очевидно, много выше. В-третьих, референдум в Крыму и последовательная позиция руководства России, которую озвучивает по этому поводу МИД, вызвали в самом западном сообществе и вокруг него тяжелый кризис, чреватый опасными для этого сообщества последствиями. Теряя контроль Характерным, хотя и не самым значимым симптомом происходящего стало решение раиса ПНА Махмуда Аббаса Абу-Мазена о примирении с ХАМАС в рамках реализации идеи о национальном единстве палестинского народа. В Москве это решение приветствовали, в Вашингтоне осудили, в Иерусалиме оценили как завершение попыток проведения переговоров о мирном урегулировании. Последние давно исчерпали себя и держались исключительно на требованиях США продолжать переговорный процесс, который стал едва ли не главным приоритетом госсекретаря Керри. Тот факт, что палестино-израильский мирный процесс оказался провальным и был им с самого начала, является секретом Полишинеля. Максимальные уступки, на которые готовы пойти переговаривающиеся стороны, далеко отстоят от «красных линий», за которые не могут отступить. Однако до сих пор высшее палестинское руководство воздерживалось от шагов, которые могли бы окончательно похоронить переговоры, в том числе потому, что зависит от сотрудничества с Иерусалимом в сфере безопасности, а также денег Израиля, Соединенных Штатов и ЕС. Доля налогов в формировании бюджета ПНА не превышает 15 процентов, а помощь со стороны стран исламского мира составляет семь – десять процентов. Сознательно ли Абу-Мазен дождался момента, когда разногласия среди коспонсоров, пусть не имеющие отношения к палестинскому вопросу, настолько велики, что любые согласованные действия «четверки» в отношении его решения о примирении с ХАМАС невозможны, или так совпало, что Рамалла и Газа одновременно исчерпали сценарии независимого развития, никто не скажет. Однако решение принято, о нем объявлено. Как следствие остается ждать, в какой именно форме и с какой степенью жесткости отреагирует Израиль. Как минимум Иерусалим заморозит все политические контакты с ПНА и прекратит те перечисления в адрес Рамаллы налоговых сборов и таможенных платежей, к которым там на протяжении 20 лет привыкли как к непременным и обязательным. Хотя платежи эти с самого начала являлись следствием исключительно добровольного решения властей Израиля, призванного стимулировать развитие палестинской экономики, а не расхищение средств палестинским нобилитетом, что повторяет историю с российскими скидками на цену природного газа для Украины. Как максимум развитие получит идея кантонизации палестинских территорий, которая в свое время была выдвинута министром иностранных дел Израиля Авигдором Либерманом. Благо, государственность в ряде стран Ближнего и Среднего Востока, не говоря уже об Африке, рушится. Страны, имеющие формальные атрибуты государственности, такие как Ирак, Сомали, Ливия, Мали и Центрально-Африканская Республика, не говоря уже о только что возникшем Южном Судане, распадаются на глазах. Почему это же не должно произойти с так и не ставшей государством Палестиной? Тем более что центробежные тенденции на ее территории проявляются куда более явно, чем центростремительные. Речь не только о стремлении христиан закрепить стату-кво в тех анклавах, которые они пока не потеряли, – а они перестали быть большинством населения почти во всех населенных пунктах, где составляли его к моменту подписания соглашения Израиля с ООП. Исламизация Ирака, уничтожение христианских общин Сирии, необратимое смещение этноконфессионального баланса в Ливане и вытеснение египетских коптов из АРЕ происходили хотя бы в рамках гражданских войн и революций. Но на территориях, контролируемых ПНА, сокращение христианского населения с начала 90-х годов не меньше, чем в самых конфликтных районах БСВ. Расширение практики призыва израильских христиан в армию – добровольного, но по повесткам – показатель реализации принципа «без лояльности нет гражданства», который в ближайшей перспективе должен быть распространен на еврейских ортодоксов и арабов-мусульман, пока ни призыву, ни альтернативной службе не подлежащих. Хотя черкесы, друзы и бедуины служат в израильском ЦАХАЛ (бедуины – добровольно). Стратегическое изменение подхода Израиля к отношениям с собственными гражданами не может не сказаться на изменении его подхода и к палестинским жителям Западного берега – Иудеи и Самарии. Помимо христиан палестинский социум включает множество субэтнических групп – от потомков суданских рабов, освобожденных англичанами в начале 20-х годов, до курдов, которых насчитывается несколько сот тысяч. А также самаритян, евреев, этнических грузин, греков, французов, бедуинов и множества других. Все эти группы имеют свою собственную идентичность, не смешиваются друг с другом и, как правило, имеют большие претензии к официальной Рамалле, которые и могут быть реализованы, как только они получат возможность заключать договоренности с Иерусалимом напрямую. Тем более что в каждом палестинском населенном пункте существует своя иерархия кланов и клановых лидеров, которые властям ПНА не подчиняются или подчиняются весьма условно. Кантонизация является естественным и неизбежным следствием соглашения Абу-Мазена и ХАМАС, она меняет весь формат палестино-израильских отношений. И это скорее всего вопрос ближайшего будущего. Однако такого рода изменения идут не только в этом уголке региона и не только на Ближнем и Среднем Востоке. Традиционные же западные механизмы сдержек и противовесов начинают буксовать по объективным причинам, однако это мало успокаивает Брюссель и Вашингтон. Так, в Северной Африке Франция даже при политической и логистической поддержке США не может остановить геноцид в ЦАР, где столкновения христиан и мусульман стали главными событиями текущего месяца. Не приносит успеха миротворческая миссия в Мали – обычные для наведения французами порядка в бывших колониях Сахары и Сахеля механизированные и авиационные патрули без отношений с лидерами племенных групп оказались малоэффективными. Наладить же их с вождями туарегов Азавада не дает сопротивление правительства в Бамако попыткам вовлечения их в систему распределения властных полномочий и доходов. В Нигерии расширяющиеся атаки исламистов «Боко Харам», захватывающих сотни заложников, в том числе детей и подростков, обучающихся в колледжах и школах, против которых эта организация выступает, ставит под вопрос существование этого наиболее густонаселенного африканского государства с крупнейшей на континенте экономикой. Причем все это происходит на фоне продолжающегося противостояния исламского севера и христианского юга страны и расширения межплеменных конфликтов. В Джибути США с трудом пролоббировали отказ местного правительства Пекину в строительстве на территории этого стратегически важного государства Африканского Рога базы ВМФ КНР. Симптоматично, что недавно они согласились предоставить право на возведение такой базы Токио наряду с действующими в Джибути базами Франции и Соединенных Штатов. Как минимум такое развитие ситуации при сохранении КНР роли крупнейшего инвестора в добычу углеводородов и развитие инфраструктуры Восточной Африки означает начало регионального соперничества между западным блоком и Китаем за контроль над путями транспортировки грузов в акватории западной части Индийского океана и Красного моря. Расширение конфликта в Йемене между шиитами-хоуси, «Аль-Каидой» и суннитскими племенными объединениями происходит на фоне интриг экс-президента Салеха, который много сделал для обеспечения победы хоуситов над предавшими его соотечественниками, отказавшимися передать пост президента его сыну. На фоне укрепления позиций в гонке за президентство Хади, являющегося преемником Салеха, и конфликта в свергнувшем Салеха оппозиционном союзе «Лика муштарака» началась борьба за власть и среди йеменитов-южан, традиционно отличающихся высоким уровнем сепаратизма. Уничтожение американскими БЛА в Йемене нескольких десятков исламистских террористов, широко разрекламированное западными СМИ, не оказало на них заметного воздействия. «Клонирование» в Йемене структур «Аль-Каиды» есть фактор постоянный, как и соперничество на его территории Саудовской Аравии и Ирана при минимальной роли Соединенных Штатов. Ящик Пандоры Характерным, хотя и неожиданным следствием украинского кризиса стала попытка лоббирования в России поставок в Йемен ПЗРК с целью противостояния американским БЛА. Говоря попросту, йеменские исламисты попытались провести в Москве ту же комбинацию, в свое время удавшуюся афганским исламистам в Вашингтоне. Тот в 80-е поставил им «Стингеры», что привело к печальным последствиям не только СССР. Отметим, что российское руководство в отличие от американского на такого рода операцию не пошло, невзирая на текущее ухудшение двусторонних отношений. Высока значимость происходящего во внутренних районах Африки, которые поставляют на мировые рынки стратегически важное сырье (уран во Францию из стран Сахеля), или периферийных государствах БСВ, наличие в которых военных баз и пунктов базирования БЛА позволяет западному сообществу контролировать морские трассы. Главные угрозы для стабильности существующего миропорядка, однако, скрыты в возможности глобальных изменений в странах Персидского залива и Магриба. В Северной Африке это Алжир, последняя страна региона, управляемая светской военной хунтой. Очередная победа на президентских выборах Бутефлики пиррова, она расколола истеблишмент. Открытый конфликт руководства спецслужб с ответственными за избирательную кампанию чиновниками – это фронда, опасная для будущего страны. Тем более что происходит она на фоне расширяющегося противостояния арабов и берберов-мозабигов в Гардайе и активизации исламистов в алжирской Сахаре. Влияние США и Франции на происходящее в Алжире слабо. Поддержка ими Марокко, главного регионального соперника Алжира, не способствует расширению военно-политического сотрудничества ни с бывшей метрополией, ни с США. При этом Алжир после катастрофического падения уровня добычи нефти в Ливии в итоге свержения режима Каддафи является для стран ЕС одним из главных источников углеводородов, альтернативных России. Обострение ситуации в этой стране приведет к серьезному кризису в европейской экономике, как это было после захвата исламистами алжирского газонефтедобывающего комплекса «Ин-Аменас». Ливия дает классический пример «сомализации» крупной нефтедобывающей страны после свержения авторитарного режима. Демократия по-арабски привела к расколу государства на племена, исламские эмираты (в Ливии – в Дерне), структуры, близкие к «Аль-Каиде», и территориальные «бригады» (зинтанскую, мисуратскую и другие). Взятие под контроль мест нефтедобычи, трубопроводов и терминалов вооруженными группировками несовместимо с нормальной экономикой, хотя может принести доход в виде контрабанды. Операция по захвату США северокорейского танкера, загруженного «регионалами» в обход Триполи, демонстрирует перспективы развития нефтяной отрасли в этой стране. Стабильность стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), также под вопросом. Конфликт ОАЭ, Бахрейна и Королевства Саудовская Аравия (КСА) с Ираном, противостояние суннитов с шиитами и опасность, которую представляют для арабских монархий Залива гастарбайтеры, дополняет раскол в самом ССАГПЗ. Речь как о трениях Катара с КСА, ОАЭ и Бахрейном из-за поддержки Дохой «Братьев-мусульман», так и о планах интеграции Саудовской Аравии и Бахрейна, которым противостоят остальные члены альянса. Однако главная угроза системе – распад крупных государств региона: Саудовской Аравии, Сирии и Ирака. Вызвавшая в свое время немалый шум американская карта потенциального передела границ в регионе – это не более чем попытка смоделировать развитие тенденций, заметных невооруженным глазом. Ирак можно считать единым государством весьма условно уже сегодня. Курдистан, суннитские районы (некоторые в качестве исламских эмиратов) и Басра могут перестать подчиняться Багдаду в любой момент. Не случайно в ходе подготовки данной статьи стало известно о том, что ВВС Ирака впервые нанесли на территории Сирии удар по суннитским джихадистам, движущимся к иракской границе. Будущее Сирии в качестве единого государства также более чем сомнительно. Раскол страны на пять-шесть и более анклавов, включая христианский, друзский, курдский, алавитский и суннитский, с учетом развития джихадистского движения в этой стране не самый худший исход для населения. Хотя это скорее всего обрушит хашимитский режим в соседней Иордании. Однако ключевой проблемой региона является сохранение единства Саудовской Аравии, которая может распасться на отдельные районы, в том числе с джафаритским (Восточная провинция), зейдитским (Асир), исмаилитским (Наджран), салафитским (Неджд) и умеренно суннитским (Тихама) населением. По мнению американских и европейских аналитиков, события на Украине показали, что решающий голос в территориальных спорах вовсе не обязательно остается за западным сообществом, и тем самым открывается ящик Пандоры. Речь идет о потере Западом монополии на принятие решений в рамках существующей системы сдержек и противовесов, которая игнорирует интересы всех других игроков помимо Вашингтона и отчасти Брюсселя. С учетом нарастающих противоречий между богатыми регионами ЕС, стремящимися к получению большей самостоятельности, система мироустройства, сложившаяся после роспуска СЭВ, Варшавского договора и Советского Союза, в ближайшее время может измениться необратимо. Речь, разумеется, не о восстановлении СССР или присоединении к Швейцарии или России Корсики, Шотландии, Венето, Фландрии, Каталонии, Басконии и других «евродиссидентов», но о вещах куда более принципиальных. Теряя контроль над событиями на БСВ и в Африке, западное сообщество внезапно продемонстрировало неспособность контролировать ситуацию в самой Европе. Воевать с Россией НАТО не может, и руководство альянса прекрасно отдает себе в этом отчет. В условиях отсутствия прямой военной угрозы, которой РФ по отношению к Западу не является, людские потери, неизбежные в этом конфликте, обрушат любое правительство. Санкции в отношении Российской Федерации мало кого в Москве пугают и явно не будут эффективны. Дальнейшее развитие событий непредсказуемо. Признать правоту России, расписавшись в своем непрофессионализме, невозможно. Откуда, собственно, неадекватность реакции. Что можно понять и посочувствовать. Автор: Евгений Сатановский Источник: Военно-промышленный курьер

Хамсин

Хамсин

 

Красные и белые еврейские погромы

Участники еврейской самообороны. Авторы статей в сборнике «Большая война России» рассказывают, почему «еврейский навет» в Гражданскую был присущ всем ее участникам В 2014 году человечество отмечает столетний юбилей с начала Первой мировой войны, которая для современников стала зримым разделом между старой и новой эпохой. Анна Ахматова писала про 1914 год: «Приближался не календарный, Настоящий двадцатый век». Но позже для русского общества эти события оказались заслонены революцией 1917 года и дальнейшими большевистскими преобразованиями. Однако на Западе за Первой мировой войной закрепился статус точки отсчета современной эпохи, для объяснения которой необходимо обращаться к процессам, происходившим в 1914–1918 годах. Сборник «Большая война России: Социальный порядок, публичная коммуникация и насилие на рубеже царской и советской эпох» создан российскими и западными учеными. Его целью является включение российского материала в существующие на Западе концепции объяснения перемен, вызванных Первой мировой. Общая для всех авторов мысль — Первая мировая, 1917 год и Гражданская война были единым процессом, события которого нельзя объяснить в отрыве друг от друга. «Русская планета» с разрешения издательства «Новое литературное обозрение»публикует фрагмент статьи Олега Будницкого «Происхождение еврейских погромов периода Гражданской войны в России», опубликованной в сборнике «Большая война России». «Еврейские выстрелы» продолжали слышаться участникам различных вооруженных формирований и в период Гражданской войны. Отступавшие в панике весной 1918 года под натиском германских войск красноармейцы, учинившие в северных уездах Черниговской губернии несколько погромов, утверждали, что «жиды расстреливают красную армию», что они «все контрреволюционеры» и встречают немцев с хлебом-солью. Тогда же инструктор военного комиссариата в Курске Фомин сообщил в Москву, что бойцы еврейской самообороны стреляли в отступающих красноармейцев. 5 апреля 1919 года в Пинске польскими легионерами были арестованы участники собрания местных сионистов, обсуждавших вопрос о распределении полученной из США помощи. Почти все собравшиеся (37, по другим данным — 35 человек) были отведены на рынок и расстреляны из пулемета. По официальной версии, распространенной польским телеграфным агентством, еще «при оккупации города в разных частях его из окон еврейских домов, в сумерки, сыпались выстрелы на вступавших улан». Обложка сборника «Большая война России: Социальный порядок, публичная коммуникация и насилие на рубеже царской и советской эпох» Собрание было якобы сборищем большевиков, и поляки обнаружили «громадные склады оружия». Петлюровские солдаты в начале 1919 года, напротив, уверяли, что евреи «создали свои особые полки, что они стоят за старый режим и дерутся за панов, что они стреляли из окон по восставшему народу и даже обливали кипятком восставший народ из окон». В октябре 1919 года во время боев добровольцев с красными за Киев в стане белых — как будто более цивилизованных, чем украинские крестьяне, составлявшие основу петлюровского воинства, — стали распространяться слухи о евреях, обливающих серной кислотой и кипятком «наших сестер милосердия». Офицер «с университетским значком на груди» говорил: «Жиды режут наших солдат, обливают кипятком и горящей (так!) смолой сестер милосердия и помогают большевикам». В киевской газете «Вечерние огни» сразу после возвращения белых в город был напечатан список домов и квартир, откуда евреи стреляли в отступавших добровольцев и обливали их серной кислотой и кипятком. Специально созданной комиссией были проверены указанные адреса и сведения газеты опровергнуты. Для любого трезвомыслящего человека вздорность информации должна была, казалось, быть ясна и без всякой проверки: дело все-таки происходило не в средневековой крепости и не в эпоху монголо-татарского нашествия. Выстрелы из окон собственных квартир по регулярным войскам могли свидетельствовать разве что о психической неадекватности стрелков. Среди прочего выяснилось, что дымки, якобы от выстрелов из окон квартир евреев в Киеве, были вызваны рикошетами от пуль, попадавших в стены домов, то есть ситуация интерпретировалась «с точностью до наоборот»; аналогичного происхождения были рассказы о выстрелах в спину добровольцам и в других городах и местечках. Начальник одной из дивизий Красной армии, пробивавшейся через занятый польскими войсками Белосток, в конце августа 1920 года докладывал, что ему «пришлось вести бой больше с населением Белостока, чем с польскими войсками, причем во враждебных действиях деятельное участие принимало также еврейское население». Скорее всего дал себя знать стереотип, прочно утвердившийся в сознании значительной части российских военных, какую бы форму они ни носили, о еврейских «выстрелах в спину». Ибо во всех политических сводках периода советско-польской войны отмечалось, что лишь еврейское население поддерживает красных. Говоря о «выстрелах в спину», Деникин признавал: «Наряду с действительными фактами имела место не раз и симуляция — в оправдание содеянных насилий; что выстрелы в тыл иной раз носили происхождение «христианское», а то и вовсе мифическое. Но взаимная ненависть туманила головы, всякое враждебное выступление со стороны евреев было объективно возможно, и все обвинения их — правдивые и ложные — воспринимались массой с непреложной верой». Жертвы погрома в Киевской губернии, 1919 год Возможное, если дело касалось евреев, часто трактовалось встретившимися им в недобрый час военными как действительное. Петлюровцам встретился еврей-портной с двумя дочерьми 14 и 11 лет. Заметив у старшей ножницы, они обвинили девочек в порче телеграфных проводов, вырезали им языки, выкололи глаза и затем убили. Какие-то белые офицеры убили студента-еврея и его жену «за шпионаж», поскольку обнаружили у этого студента записную книжку с адресами. Студент был сотрудником одной из киевских газет, ушедшим из захваченного большевиками Киева. Когда студент с женой спешили в «освобожденный» Киев, по дороге им встретились «добровольцы». Бойцы Первой конной армии в известном рассказе Бабеля «Берестечко» также убивают еврея за «шпионаж». Вряд ли можно сомневаться, что описанная в рассказе сцена являлась художественным обобщением виденного автором в реальности. Alter ego Исаака Бабеля, военный корреспондент Лютов из «Конармии», хладнокровно наблюдает убийство: «Прямо перед моими окнами несколько казаков расстреливали за шпионаж старого еврея с серебряной бородой. Старик взвизгивал и вырывался. Тогда Кудря из пулеметной команды взял его голову и спрятал ее у себя под мышкой. Еврей затих и расставил ноги. Кудря правой рукой вытащил кинжал и осторожно зарезал старика, не забрызгавшись». Говоря о причинах еврейских погромов в период Гражданской войны, разумеется, не следует забывать и о социально-экономических противоречиях евреев с местным населением, и об использовании антисемитизма как козырной карты в антибольшевистской пропаганде, и об искренней уверенности многих противников большевиков, что большевизм — порождение еврейства, и о возможности пограбить как одном из стимулов части антибольшевистских сил, в особенности казаков. Но следует помнить и о другом — о глубоко укорененном в православной культуре образе евреев как коварного племени, предавшего Христа, готового при случае предать Россию и вступить в сговор с иноверцами и инородцами. Этот образ предателей был расцвечен дополнительными красками в период Первой мировой войны. Армия в годы войны в наибольшей степени подверглась антисемитской пропаганде и впервые фактически получила санкцию на насилие специально против евреев. Неудивительно, что полученные уроки не прошли даром. Еврейские погромы 1918–1920 годов были кульминацией и прямым продолжением антиеврейского насилия, начавшегося в августе 1914 года. Большая война России: Социальный порядок, публичная коммуникация и насилие на рубеже царской и советской эпох / Сборник статей; ред. К. Бруиш, Н. Катцер. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. Подробнееhttp://rusplt.ru/society/krasnyie-i-belyie-evreyskie-pogromyi-9562.html

Хамсин

Хамсин

 

Уроки истории Как возникают войны

Фото: AP Уроки истории 07.04.2014 07:39 Как возникают войны Американскому философу Джорджу Сантаяне принадлежит замечательное по глубине и афористичности изречение: "Те, кто не помнит прошлого, обречены его повторять". Недаром так распространено мнение, что история - царица всех наук, ибо при правильном прочтении она дает ключ к пониманию не только прошлого, но и настоящего, даже позволяет строить обоснованные прогнозы на будущее. К числу особенно ценных памятников античности относится бессмертная "История" - восьмитомный трактат о Пелопонесской войне великого древнегреческого историка Фукидида. Древние греки вообще весьма прилежно и плодотворно служили музе истории Клио, оставив целую библиотеку военно-исторической литературы. Но Фукидид стоит особняком, ибо он был не только зорким наблюдателем и непосредственным участником описываемых им событий, но, что особенно важно, выдающимся философом. Западная либерально-демократическая традиция в значительной степени вышла из эпохи Просвещения и испытала особенно сильное влияние прекраснодушных идей Жан-Жака Руссо, считавшего, что человек рождается совершенным и обязан своими прегрешениями лишь влиянию семьи и общества. Отсюда святая уверенность самозванных благодетелей человечества в возможности построения идеального общества, сплошь состоящего из идеальных людей. Они верят, что стоит только устранить внешние причины, мешающие человеку вернуться к исконному совершенству, как он сразу же очистится от напластований скверны, и настанет рай земной. Увы, горький опыт человечества дает мало оснований для подобных лучезарных представлений. Трагический взгляд на историю, который в западном религиозном сознании преломился в виде концепции первородного греха, мысль о том, что человек самими особенностями своей натуры обречен вечно ходить по кругу, полностью разделялись Фукидидом. Так было, так будет, провозглашает он, "до тех пор, пока не изменится природа человека", на что рассчитывать не приходится. Вероятно, античный мыслитель прав. Иначе как объяснить поразительную актуальность для сегодняшнего дня его наблюдений и размышлений? Параллелям между описанной им Пелопонесской войной и нынешней геополитической обстановкой посвящена книга замечательного американского историка античности Виктора Дэвиса Хансена, в заглавие которой автор вынес цитату из Фукидида: "Война, каких еще не было". Война между Афинами и Спартой вспыхнула в 431 году до н.э. вторжением в Аттику спартанской армии, продолжалась с перерывами 27 лет и закончилась разгромом Афин. С самого начала стало ясно, что ни та, ни другая сторона не продумала главный стратегический вопрос - как сухопутной армии одолеть морскую державу, и наоборот? Или, как любят гадать дети, если слон с китом подерется, кто кого одолеет? Осадившие Афины спартанцы тщетно пытались выманить противника из-за высоких городских стен и принять бой, в исходе которого спартанские полководцы нисколько не сомневались. Но, как всегда бывает, действительность перечеркнула все планы лакедемонских стратегов. Афиняне благоразумно уклонялись от прямого столкновения с самой мощной армией античного мира, предпочитая отсиживаться за неприступными укреплениями своего города. Спартанцы попробовали было взять осажденного противника на измор, но реальность быстро развеяла их расчеты: Афины беспрепятственно подвозили продовольствие по воде и совершали морские набеги на тылы противника, надеясь пересидеть его. В конце концов исход войны был решен, только когда спартанцы поняли, что придется им играть на поле противника и по его правилам. Они на деньги заклятого врага Афин - Персии - построили мощный флот, разгромили военно-морские силы врага и полностью заблокировали его город. Перед призраком голода в 404 г. Афины признали свое поражение. Фукидид отмечает, что действительность опрокидывает все самые тщательно продуманные планы. Спартанцы никак не ожидали, что афиняне откажутся принять предложенный им бой, растерялись и нащупали верный путь к победе лишь спустя два с половиной десятилетия топтания на месте. Со своей стороны, афиняне не предусмотрели, что к ним стекутся жители всех окрестных сел, и в городе, рассчитанном на 100 000 человек, население утроится. Чем кормить эти лишние рты? Никто не мог предвидеть и эпидемии (по-видимому, оспы), которая унесла жизни 80 000 афинян и фатально подорвала военно-экономический потенциал колыбели древнегреческой демократии. Чему же учит Пелопонесская война? Главный вопрос любой войны - ее истоки. В своей знаменитой фетве 1998 года Осама бен Ладен провозгласил, что объявляет войну США по двум причинам: потому, что Америка поддерживает международное эмбарго, наложенное на Ирак, и потому, что кованый сапог неверного топчет священную аравийскую землю, где находятся святыни ислама - Мекка и Медина. Эмбарго закончилось, американские войска давно покинули пределы Саудовской Аравии, а война продолжается, и конца ей не видно. Почему? Ответ на этот вопрос содержится в слове, которое ввел в оборот Фукидид - "профасис", что означает "субъективно переживаемая обида" или, проще говоря, "предлог". Спарта обнародовала целый список претензий к Афинам, якобы причинившим ей нестерпимые обиды и вынудившим ее против собственной воли объявить войну. Но все это были поверхностные предлоги, а истинная причина спартанской агрессии, как указывает Фукидид, заключалась в другом. Афины были могучей, растущей торговой державой, либеральной демократией, культурным центром античного мира. Они внушали страх, зависть и ненависть спартанской олигархии - косному аграрному государству, которое решило, пока не поздно, сокрушить столь опасного соперника, угрожавшего полностью затмить Спарту. По Фукидиду побудительными мотивами любой агрессии являются один из следующих факторов: зависть, корысть, гордыня или жажда мести за поруганную честь (либо их комбинация). Однако истинные причины войны обычно не называются - вместо них в ход пускаются всевозможные "профасисы". Было время, когда одним из самых популярных понятий в немецком политическом лексиконе было Lebensraum - "жизненное пространство", без которого, как уверял своих соотечественников Гитлер, Германия обречена на гибель. Но территориальный императив был лишь предлогом, а истинной пружиной нацистской агрессии было стремление восстановить национальную честь, растоптанную Версальским договором, смыть пятно позорного поражения в Первой мировой войне и вернуть Германии ее «законное место» в ряду великих мировых держав. Как объяснить неумолимую воинственность арабов по отношению к Израилю? Несколько миллионов "палестинцев", в большинстве своем потомков дармоедов, после образования Израиля в 1948 году устремившихся со всех концов арабского мира в беженские лагеря на бесплатные ооновские хлеба, можно было бы с легкостью расселить на необъятных просторах громадных арабских государств. Но арабы упорно продолжают расковыривать эту вот уже 65 лет кровоточащую рану. Неужто им так дорог крохотный клочок земли, на котором разместился Израиль? Нет, конечно, дело в другом. Цветущее современное западное государство, возникшее в самом центре застрявшего в средних веках арабского мира, постоянно колет ему глаза, напоминая о его отсталости и неполноценности. Это и вызывает у арабов страх, зависть, неутолимую ненависть и жажду мести, т.е. все то, что порождает войну, как учил Фукидид. Древнегреческий историк указал и на другой важнейший фактор, имеющий прямое отношение к проблеме войны и мира: фактор сдерживания. Когда афинский лидер Перикл решил взять на вооружение тактику выжидания в расчете пересидеть противника, он тем самым показал спартанцам и всему миру, что афиняне не могут покарать агрессора, что они не в состоянии прогнать врага, привольно расположившегося у самых стен их города. Афины не могли более держать Спарту в страхе, они проявили слабость и тем самым обрекли себя на войну. Война, объявленная радикальным исламом Западу, возникла не на пустом месте, она имеет давнюю предысторию. Захват иранскими радикалами (как утверждают, возглавлявшимися недавним президентом Ирана Ахмадинеджадом) американских заложников из числа сотрудников посольства в Тегеране, нападение шахида на казармы морской пехоты в Бейруте, при котором погиб 241 американский военнослужащий, первое нападение на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке (1993 год), диверсии в отношении посольств США в Кении и Танзании, подрыв американского эсминца "Коул" в порту Адена…. Террористы годами вели открытую охоту на американские интересы, не встречая отпора. Враги Америки с каждым днем все более и более убеждались в том, что величайшая держава на свете - бумажный тигр. После позорного бегства американского воинского контингента из Сомали Осама бен Ладен заключил, что Великий Шайтан утратил волю к сопротивлению. Фактор устрашения перестал действовать. Спарта утратила страх перед мощью Афин - и результатом стала война. Исламские террористы уверовали в то, что морально разложившаяся, парализованная страхом Америка покорно стерпит любые провокации - и результатом стала трагедия 11 сентября 2001 года. Бессмысленно закрывать глаза на угрозу в надежде, что она сама по себе рассосется, и уж тем более не стоит рассчитывать на то, что злодей внезапно узреет свет истины, покается и перекует свой меч на орало. Бессмысленно тешить себя иллюзиями и пытаться умилостивить врага демонстрациями своего миролюбия, особенно учитывая, что враг по-своему истолкует все жесты доброй воли. Демократия построена на фундаменте компромисса, политика - это искусство возможного, гласит принцип, на котором держится западная цивилизация. Но в словаре ее врагов это понятие начисто отсутствует. То, что западное сознание считает разумным компромиссом, в глазах врага с его пещерными представлениями выглядит проявлением фатальной слабости. Когда Чемберлен отдал Чехословакию на растерзание Гитлеру и по возвращении из Мюнхена провозгласил, что он "привез мир", Уинстон Черчилль вынес политике своего предшественника беспощадный приговор: "Он пожертвовал честью ради мира, и в результате лишится и того, и другого". Чемберлен исходил из того, что Гитлер разделяет присущий западной культуре джентльменский кодекс, а Черчилль - из трезвой оценки реальности. История учит, что в периоды затишья необходимо постоянно напоминать потенциальным агрессорам, что им придется заплатить страшной, невыносимо высокой ценой за чрезмерную дерзость, что существует некая черта, переступить которую будет смерти подобно. В этом и состоит суть геополитики - поддержания равновесия сил. Вспомним: ведь и в сфере правосудия главный механизм сдерживания - сознание неотвратимости наказания. Как только призрак неотвратимого возмездия теряет свои грозные очертания, как только страх притупляется - жди беды. Итак, по Фукидиду, войны начинаются из-за субъективно воспринимаемых обид и отсутствия фактора сдерживания. А как они кончаются? Пелопонесский конфликт мог разрешиться только одним из двух путей: либо афинская армия должна была разгромить в решающей битве войска противника, штурмом взять Спарту и освободить рабов, на труде которых держалась вся военно-экономическая мощь спартанской олигархии, либо спартанцы должны были перенести военные действия на море, сокрушить афинский флот и отрезать противника от внешнего мира, обрекая его на голод. Пока стороны топтались на месте, не зная толком, что делать дальше, войне не было видно конца. В 421 году Афины и Спарта были настолько истощены, что заключили перемирие, длившееся пять с половиной лет, но затем боевые действия возобновилась. И лишь когда в 404 году спартанцы перешли к решительным действиям, они смогли в короткий срок завершить конфликт в свою пользу. Иными словами, война заканчивается только в том случае, когда одна из сторон наносит решающее поражение противнику и навязывает ему свою волю. То есть когда устраняется истинная причина конфликта. Объятые завистью и страхом перед Афинами, спартанцы были полны решимости положить конец политической, культурной и экономической гегемонии лидера древнегреческой демократии. Как только эта задача была выполнена, дальнейшие военные действия утратили всякий смысл. Причина войны была устранена, и в Древней Греции воцарился мир. А какова ситуация в наше время? Неумолимые враги западного мира во Второй мировой войне Германия и Япония были мало того что сокрушены - буквально стерты в порошок. Их имперские амбиции, которые и послужили главным источником агрессии, были самым решительным образом пресечены. Горький урок был усвоен, и ныне обе страны, принудительно вылеченные от недуга гипертрофированного честолюбия, стали стойкими союзниками своих вчерашних врагов, оплотами мира и демократии. Причина войны была устранена, а с ней и резон для продолжения вражды. А теперь взглянем, от кого ныне исходит главная опасность миру, кто входит в "ось зла", провозглашенную Джорджем Бушем: Северная Корея, Иран и "Аль-Каида", заменившая первоначального члена сатанинской триады - Ирак. Северная Корея вот уже полстолетия остается источником мировой нестабильности, потому что война на Корейском полуострове не закончилась по сей день. Причина войны - фактически разведки боем, начатой Северной Кореей и продолженной Китаем при поддержке Советского Союза - не была устранена. Отлично разбиравшийся в геополитике генерал Дуглас Макартур ясно видел скрытые пружины китайско-корейской агрессии. Он предложил радикальное решение проблемы: разгромить коммунистический Китай с помощью ядерного оружия. Но президент Трумэн, опасаясь спровоцировать третью мировую войну, уклонился от прямой конфронтации с коммунистическими гигантами. В результате война были лишь прервана перемирием. Мирный договор не подписан по сей день, и корейский нарыв продолжает нагнаиваться.. Иракская армия была наголову разгромлена силами коалиции в 1991 году. Однако вместо того, чтобы идти на Багдад и довести войну до победного конца, Джордж Буш-старший по каким-то соображениям (не суть важно каким) решил оставить Саддама Хусейна у власти. В результате война тлела еще двенадцать с половиной лет под видом "силового обеспечения бесполетных зон", пока сын Буша-старшего не принял решения исправить ошибку отца и свергнуть иракского тирана. В войне с Ираком американцы наделали массу ошибок, пока Буш-младший не нащупал верный курс - крупномасштабную операцию подавляющими силами. Перед лицом внушительной демонстрации решимости со стороны американцев, население "Суннитского треугольника" перешло на их сторону, и сопротивление было сломлено. Буш передал в наследство своему преемнику Обаме выигранную войну, оставалась лишь формальность - заключить с правительством Ирака уже выработанное в основных чертах соглашение о статусе остающегося в стране американского воинского контингента. Но Обама все тянул и тянул, всем своим видом демонстрируя полное безразличие к судьбе Ирака, пока, наконец, в Багдаде не осознали, что заокеанский покровитель бросил их на произвол судьбы. И ныне в Ираке вновь полыхает война. Иран фактически находится с США в состоянии войны с тех пор, как в 1979 году аятолла Хомейни установил у себя в стране фашистский теократический режим и поклялся покарать Америку и Израиль. Пока иранская теократия остается у власти, противостояние будет продолжаться. Война закончится лишь после свержения тегеранского режима, будь то насильственным или мирным путем. Причина напряженности не устранена, и потому война продолжается. Но, пожалуй, наиболее показателен в этом отношении ближневосточный конфликт. На протяжении своей недолгой истории еврейскому государству пришлось четырежды воевать за право жить, и все четыре раза - в 1947, 1956, 1967 и 1973 гг. - события развивались по одному и тому же сценарию: израильские вооруженные силы быстро одерживают победу, арабы начинают отчаянно взывать о помощи к Советскому Союзу, Вашингтон и Москва вступают в переговоры от имени своих соответственных подопечных, и Израилю навязывается очередное перемирие. Еврейскому государству ни разу не было позволено завершить войну решающим разгромом противника, сокрушив его волю и раз и навсегда разрядив конфликт. А потому буквально на следующий день после очередного разгрома в арабских столицах начинались разговоры о реванше. С тех пор Советский Союз сошел с исторической сцены, в силу чего утратившие покровительство ядерной державы арабы не решаются разыграть следующий акт драмы. Но причина конфликта не устранена, и призрак войны не перестает маячить на Ближнем Востоке. Что же касается войны против исламофашизма, то вся мировая история с древности до наших дней наталкивает на выводы, которые вряд ли порадуют американцев. Нетерпеливая нация, не привыкшая бульдожьей хваткой держать врага за горло, постепенно пересиливая его, не приспособлена к затяжной войне. Ее стихия: молниеносный сокрушительный удар - и по домам. Но в нынешней войне блицкриг не даст нужного эффекта. Война будет тянуться годами до тех пор, пока потери террористов не превысят меру их выносливости, пока они окончательно не разуверятся в своих шансах на победу и не проникнутся сознанием того, что могучий противник им не по зубам, пока не схлынет волна пассионарности, породившая вспышку исламского радикализма и явление массового шахидизма - словом, пока не будет сломлен дух террористов и джин исламофашизма не будет загнан обратно в бутылку. Но произойдет это не завтра и не послезавтра. Света в конце туннеля еще не видно, придется Западу запастись терпением. Автор: Виктор Вольский Источник: Блог Виктора Вольского

Хамсин

Хамсин

 

ОУН – герои или нацисты: мнение израильского эксперта

ОУН – герои или нацисты: мнение израильского эксперта эксклюзив В связи с нынешним кризисом в Украине регулярно упоминается Организация украинских националистов. Отношение к ней и ее вождю Степану Бандере крайне поляризовано. Кто же все-таки бандеровцы – борцы с коммунизмом и за свободу Украины или военные преступники? В пропагандистском противостоянии, сопровождающем нынешний кризис в отношениях Украины и России, регулярно упоминается Организация украинских националистов, действовавшая до, во время и по окончании Второй мировой войны. При этом обычно подразумевается т. н. ОУН (бандеровское движение) или ОУН(б), несколько раз, впрочем, менявшая свое наименование. Отношение к ней и ее вождюСтепану Бандере крайне поляризовано: от провозглашения сторонников организации беззаветными борцами за независимость Украины до обвинений в нацизме. Арон Шнеер (кадр из лекции на сайте Яд-Вашем) Реабилитация бандеровцев в современной Украине началась с середины 90-х годов; над Майданом развевались черно-красные знамена ОУН(б), а девиз ее боевого крыла УПА "Слава Украине! – Героям слава!" стал кличем сил, добившихся смены власти. Чтобы выяснить, на какой исторической основе базируется идеология заметной части нынешних украинских националистов, портал IzRus обратился к известному израильскому ученому Арону Шнееру, исследователю Второй мировой войны и Холокоста. Правы ли те, кто ставят знак равенства между бандеровцами и нацистами? Степан Бандера, бесспорно, относился к радикальным националистам, как и его движение, по идеологии которого Украина должна была быть только для украинцев. 1 июля 1941 г. было опубликовано обращение Степана Бандера в котором были такие слова: "Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жидова — это твои враги. Уничтожай их!". Бендеровское движение было абсолютно антиеврейским и антипольским. Оно говорило о демократии – но о демократии "для избранных". Бандеровская ОУН носила ярко выраженный антисемитский характер. Можно с уверенностью утверждать, что большинство участников Львовского погрома разделяли ее идеологию, суть которой сводилась к принципу "ляхов за Сан, москалей - в яму, жидов - на крюк". Отношение ОУН к "еврейскому вопросу" до войны и во время войны всегда была радикальным. Разногласия, которые действительно имели место в руководстве между Степаном Бандерой и Андреем Мельником, главой ОУН(м) различались лишь в тактике его решения. Несмотря на общий антисемитизм, их отношения с гитлеровцами были неоднозначными. Германия и ее спецслужбы контактировали с ОУН еще до начала Второй мировой, когда Западная Украина принадлежала Польше, а сам Бандера участвовал в борьбе с польским владычеством. Именно вторгшиеся немцы освободили лидера украинских националистов из польской тюрьмы, куда тот попал за организацию убийства министра Бронислава Перацкого. Карта ОУН активно разыгрывалась нацистами в период подготовки войны с СССР. При ее поддержке германский Абвер сформировал батальоны "Нахтигаль" и "Роланд", развернул диверсионную деятельность. Но отношения бандеровцев с немцами осложнились 30 июня 1941 г., когда во Львове они провозгласили независимое украинское государство. После этого Бандера был арестован? Независимая Украина немцам была не нужна. Сменив несколько мест заключения, Степан Бандера оказался в спецбараке концлагеря Заксенхаузен. В то же время его соратники сотрудничали с гитлеровцами, включая известного Романа Шухевича, офицера в "Нахтигале", а затем в полицейском батальоне, использовавшемся в карательных операциях на территории Белоруссии. Другой такой батальон, набранный из советских военнопленных украинской национальности, провел знаменитую акцию уничтожения в Хатыни. Следует подчеркнуть, что эти части и подразделения были сформированы не ОУН, а немцами, хотя и из украинцев, разделявших националистическую идеологию. Причем добровольцев хватало: когда был объявлен набор в дивизию СС «Галичина», пришли 80 тысяч желающих – в несколько раз больше, чем требовалось. Политика ОУН(б) менялась в ходе войны? В ней можно выделить три составляющих: отношения с германскими оккупантами, борьба с Красной Армией и советскими партизанами, а также этнические чистки. Последние два компонента оставались постоянными, а первый менялся в зависимости от политики и от ситуации на фронте. Тем не менее, контакты с немцами были постоянными – вплоть до снабжения оружием и совместных действий против партизан. Всегда подчеркивалось, что "первым врагом является все-таки Москва…" В 1943 году риторика бандеровской организации несколько пересматривается – большей части еврейства в Украине уже нет. Теперь они начинают говорить, что Украина должна стать государством для всех тех, кто живет на ее территории. В боевом крыле ОУН (б) – Украинской повстанческой армии – даже были несколько евреев-врачей. Впрочем, иногда их попросту принуждали к сотрудничеству с националистами. Можно ли говорить о преступном характере бандеровской организации? Оуновцы участвовали в Холокосте – в погромах и расстрелах, их было очень много в украинской вспомогательной полиции. Но как организация ОУН запятнала себя, в первую очередь, не организованным уничтожением евреев, а массовыми убийствами поляков. В 1943 году УПА сыграла ведущую роль в Волынской резне – чудовищной по своей жестокости кампании геноцида. К этой очистке Украины от "инородного элемента" немцы не имели никакого отношения.

Хамсин

Хамсин

 

Фашизм и национализм:

Фашизм и национализм: опасная риторика 02.04.2014 08:42 Этнолог и антрополог Виктор Шнирельман редко читает лекции. В основном пишет книги. На его лекцию о национализме в Еврейский музей я пришла, чтобы разобраться в том, почему современный мир продолжают сотрясать национальные конфликты. Послушав лекцию, поняла, что разбираться надо в первую очередь в терминологии. Национализм не равен нацизму - Словами «фашизм» и «нацизм» сегодня просто-таки жонглируют, все друг друга обзывают фашистами. Так что такое все-таки «фашизм» и «нацизм» и как они соотносятся с национализмом? - Последние лет двадцать эти слова используются в качестве оскорбительных. Слово «фашизм» стало просто бранным. Помните фразу «плохой человек - редиска»? Вот сейчас такое же значение приобрело слово «фашист». Люди уже не понимают его операционального значения. Правозащитники, с которыми я много имею дело и которым не раз объяснял разницу между фашизмом и нацизмом, все равно не отказываются от термина «фашизм». Сегодня наукой заниматься стало очень сложно. Ведь чем меньше фактов, тем проще создавать теорию. Сейчас фактов так много, что они порой заводят в тупик и нередко не позволяют давать четкие определения. Ведь даже если взять Европу 30-х годов, мы столкнемся с несколькими разными моделями фашизма, хотя сегодня все они описываются одним термином. - Сформулируйте тогда хотя бы приблизительное определение термина «фашизм». - Фашизм подразумевает жесткий авторитарный режим, основанный на идее национализма. То есть на мифе о сплоченной нации, внутри которой якобы не может быть конфликтов. Фашисты ведь терпеть не могли идею классовой борьбы. Они исходили из идеальной модели, при которой якобы между своими конфликты невозможны, а проблемы могут возникать только с чужими, с чужаками. Этот идеалистический подход по отношению к своим и резкое деление на своих и чужих присущи любому национализму. Как эта модель работает? С точки зрения фашизма социальная структура основана на корпоративном разделении: есть корпорация торговцев, корпорация рабочих, корпорация крестьян и так далее. Каждый занимается своим делом, они друг другу не мешают и работают как часы для благоденствия всей нации. Такой идеалистический образ рисовал себе Муссолини. При этом в раннем итальянском фашизме не было расовой идеи и антисемитизма. Это очень важно понимать. Поэтому в фашистской партии Муссолини были евреи. Расовая теория была занесена туда из Германии в 1938 году, когда были подписаны соглашения и итальянцы вынуждены были пойти на уступки. Тогда из партии Муссолини евреи ушли. - В сегодняшнем общественно-политическом лексиконе понятия «фашизм», «национализм» и «антисемитизм» уравнены, стоят в одному ряду. Национализм обязательно предполагает антисемитизм? - Конечно, нет. Это очень разные вещи. Жесткий, радикальный национализм может включать антисемитизм. Но существует масса моделей, при которых никакого антисемитизма нет. Возьмите Шотландию или Каталонию - они всех любят. К примеру, в Шотландии, которая сейчас находится в ожидании референдума об отделении от Великобритании, наблюдается настоящая эйфория. И кого там только нет - и азиаты, и африканцы, и латиноамериканцы... Все живут вместе. Так что либеральный национализм совершенно необязательно включает антисемитизм. - Почему в российской пропагандистской риторике одним из наиболее часто упоминаемых аргументов является защита евреев, спасение мира от антисемитизма? - Это определяется политическим моментом. И такая ситуация сложилась не вчера и не в связи с Украиной. Этот вопрос возник прежде всего в связи с Прибалтикой, с борьбой за символические ресурсы, то есть за символы исторической памяти. Чтобы реализовать свои политические амбиции, наша элита указывает на то, что в Эстонии и Латвии маршируют недобитые нацисты, на Украине вроде как разошлись националисты, которые памятники советским солдатам уничтожают. Это все, конечно, очень плохо. Но получается, что мы заботимся о памятниках в Эстонии и на Украине, когда у нас самих в стране масса памятников, связанных с войной, в ужасном состоянии. На это власть почему-то внимания не обращает. Поэтому речь идет о сугубо инструментальном подходе, который эксплуатирует тему фашизма на Украине для достижения прагматичных целей. - Но власть ведь еще ссылается на то, что защищает интересы русскоязычных граждан, спасая их от «бандеровцев». - За этим тоже стоят исключительно политические интересы, которые, например, позволили присоединить Крым. Но это довольно опасная риторика, и у нее могут быть серьезные последствия. - Какие? - Во всех республиках бывшего СССР есть русскоязычное население. И сегодня все страны СНГ, включая Казахстан, который входит с Россией в Таможенный союз, могут задуматься о взаимоотношениях с Россией. В северном Казахстане, например, проживает огромное количество русских, это казачий район. В Прибалтике тоже русских немало. Присоединение Крыма создало прецедент. Можно как угодно отвечать на вопрос, чьей землей является Крым, можно считать, что это действительно русская территория, но надо четко понимать, что сейчас возник очень важный и опасный политический прецедент, который может иметь серьезнейшие последствия. И дело не только в санкциях Запада. - Собственно говоря, в той же Прибалтике русских действительно притесняют. И почему-то их никто не рвется защищать. - Тут уже сложилась такая привычка. Не защищали и в 1990-х, а сейчас у них ничего кардинального не произошло, ничего не изменилось. Кстати, такой уж большой беды, как у нас принято считать, в Прибалтике нет. Постепенно русские там интегрируются в общество, особенно новые поколения. Их не пускают в политику, но в бизнесе они чувствуют себя прекрасно. Не интегрируются те, кто уперся и не хочет учить государственные языки. Я же считаю, что ты должен знать государственный язык той страны, в которой живешь. Но, заметьте, русские не очень-то хотят уезжать из Прибалтики в Россию. - В результате последних событий вокруг Крыма возникло настоящее общенациональное противостояние. Что это? Всколыхнулось то, что дремало? Или это искусственно созданная ситуация агрессии? - Видите ли, на Украине действительно проживает большое количество русскоговорящих. Противостояние происходит не между русскими и украинцами, а между русскоязычными и украиноязычными, потому что немало украинцев говорят по-русски и считают его своим родным языком. И на Украине, в отличие от Прибалтики, никакой дискриминации не было. Но как только новые украинские власти заявили об отмене закона об основах государственной языковой политики, конечно, поднялась огромная волна возмущения в русскоязычных районах. Тем более что рядом Россия, которая очень внимательно следит за подобными вещами. - И все-таки происходящее выглядит чудовищно: два братских народа буквально за месяц оказались по разные стороны баррикад и готовы воевать друг с другом. - Когда мне говорят, что два братских народа не могут не жить в дружбе, не могут конфликтовать, я всегда отвечаю: когда в крестьянской семье умирал отец, между братьями часто начинались конфликты из-за раздела имущества. Самые ожесточенные ссоры в семьях всегда происходили именно из-за собственности. При этом, действительно, русские и украинцы - два очень близких народа, у них общие традиции, множество смешанных браков. Люди порой сами не могут сказать точно, кто они - русские или украинцы. Но беда в том, что, когда в дело вступают политические мотивы, происходит массовая мобилизация. И если массовая мобилизация основывается на символических ресурсах, это очень опасно. Потому что тут ведь нет ничего рационального, тут сплошные эмоции. Когда в Крыму ликуют по поводу присоединения к России, а в Москве радуются возвращению Крыма, это же исключительно эмоциональная реакция, здесь нет никаких рациональных расчетов. Никто ведь не думает о том, какими будут экономические последствия случившегося, чего придется лишиться, от чего отказаться. - Сейчас широко обсуждается заявление новых украинских властей о том, что русское население Украины - это диаспора, а не коренной народ. В принципе, здесь нет ничего обидного, с моей точки зрения. Евреи в странах рассеяния всегда называли себя диаспорой. - Обидного ничего нет. Но сложность заключается в том, что Украина стала отдельным государством сравнительно недавно. Русские там столетиями жили как на своей земле. Поэтому и возникает вопрос, можно ли их называть диаспорой. Вот русские во Франции или Турции, русские казаки в Синьцзяне - это диаспора. Потому что они уехали из своей родной страны и живут в чужой. А на Украине русские себя, конечно, не ощущают диаспорой, они живут на своей родине. Так что все зависит от того, с какого ракурса на эту проблему посмотреть. Антисемитизм, патриотизм и «национал-предатели» - И евреи в этом случае снова оказываются под ударом. Так или иначе, но национализм есть и в России, и на Украине, а в ситуации социальных катаклизмов эта проблема обычно обостряется в первую очередь. - Я не изучал ситуацию на Украине достаточно пристально, чтобы исчерпывающе вам ответить. Я не знаю, каков там расклад националистических сил сегодня. До недавнего времени уровень антисемитизма на Украине был очень невысокий. Были кое-какие эксцессы со стороны партии «Свобода», но их единицы. Ни в какое сравнение с тем, что наблюдается в России, кстати, это не идет. В России антисемитская пропаганда на протяжении последних двадцати пяти лет ведется очень интенсивно - в интернете, в праворадикальных СМИ, в художественной литературе. Зайдите в любой большой книжный магазин - и вы найдете уйму и расистской, и антисемитской литературы. И народ это покупает. Но по социологическим показателям уровень антисемитизма все-таки очень невысок. - Почему? - По двум причинам. Во-первых, пока что нет серьезного кризиса, который бы спровоцировал поиски тайного коварного врага. Во-вторых, основная волна ксенофобии направлена на гастарбайтеров, кавказцев. На евреев обращали внимание, когда на виду были Гусинский и Березовский - их постоянно обсуждали, из-за них раздувалась ненависть. В конце 90-х произошел резкий всплеск антисемитизма. Тогда сошлись сразу несколько значимых факторов: кризис 1998 года, передел собственности, эскапады Макашова. А потом эта волна снова пошла на спад, потому что Гусинский с Березовским уехали, а остальные олигархи особых политических амбиций не демонстрировали. Но сейчас, похоже, надвигается серьезный кризис. Как будет дальше, посмотрим. Антисемитская пропаганда ведется очень интенсивно, но пока народ ее не подхватывает. Тут надо понимать, что восприятие людей - очень важный фактор. Люди пока не воспринимают эту пропаганду. - Это вопрос масштаба. Если бы антисемитская пропаганда велась так же активно, как антиукраинская… - Да, несомненно. И то, что журналист Дмитрий Киселев начал разоблачать псевдонимы, - очень плохой показатель. Это ведь не просто какой-то маргинальный канал (речь идет о телеканале «Россия 1» - прим. ред.): это канал, который поддерживается властями, да и самого Киселева власть поддерживает. Но по одному факту судить о ситуации пока все же не стоит. - Но ведь уже и президент заговорил о «пятой колонне» и «национал-предателях». - Да, это был очень серьезный сигнал. Но это все-таки не антисемитское высказывание. Речь идет об оппозиции. Да, среди оппозиционеров есть евреи, но они есть и в команде Путина, и на федеральных телеканалах, где они говорят то, что требуется. Мы пока не знаем, что конкретно имелось в виду, но, конечно, это определенный симптом. Если такими терминами пользуется глава государства, значит, их могут подхватить и другие. Посмотрим, кто подхватит и насколько это развернется. Все сейчас зависит от власти, которая может сказать «Ату!», а может и остановить этот процесс. Пока есть команда не высовываться. Это, скорее, апелляция к политике, чем к какими-то расовым или этническим вещам. - Нынешний патриотический подъем можно расценивать как успешное завершение поисков национальной идеи? Нашли наконец? - Нашли они ее еще раньше. Еще в 2009 году партия «Единая Россия» поняла, что главное, чего ей нужно придерживаться, - консерватизм, а главная национальная идея - патриотизм. Об этом говорили и в 1990-е, но тогда власти было не до патриотизма. А вот сейчас на культивацию патриотических чувств направлено все: СМИ, образование, кино. Конечно, то, что сейчас произошло, - очень мощный инструмент. Но эта эйфория - пока одноактная пьеса. Важно, что будет дальше. А ситуация взрывоопасная. И Запад как-то не очень активно реагирует: с одной стороны, им вроде бы и молчать неудобно, с другой - сказать что-то страшно. Потому что все эти события чреваты войной. А войны никому не хочется. - То есть война возможна? - Знаете, в социологии есть такое понятие - «самосбывающееся пророчество». Так вот лучше не строить таких прогнозов - можно и накаркать. Барак Обама как символ победы над расизмом - Сегодняшние имперские настроения России - это проявление национализма в том первоначальном смысле, когда центральная идея - сплоченная нация? - Конечно! Позвольте вам напомнить, что национализм бывает разный - как общегражданский, так и этнический. Когда князь Николай Трубецкой писал о евразийском национализме, он имел в виду как раз то, что мы имеем сейчас в виде российского национализма. Он охватывает всех граждан государства. Здесь национальное не имеет значение этнонационального. Речь идет о либеральном, гражданском национализме как идее, охватывающей всех граждан России. - То есть расового, этнического здесь пока нет? - В таком подходе нет. - С другой стороны, либеральный национализм в части политики мультикультурализма провалился. - Почему провалился? Мультикультурализм - это прежде всего, как вы сказали, политика. А политика может проводиться по-разному: где-то она срабатывает, где-то нет. Тут вопрос в проблемах интеграции. Немало мусульман и в Германии, и во Франции прекрасно интегрировались. Там даже нет единой мусульманской общины, а есть радикально настроенные мусульмане и есть те, кто очень органично влился в европейское общество. Я как-то разговаривал с девушкой из Ирана, живущей в Германии. По ее словам, иранцы в Германии предпочитают называть себя зороастрийцами, потому что не хотят ассоциироваться с исламом из-за исламофобии. Кроме того, о крахе мультикультурализма заявляют лидеры консервативных партий, которые всегда были настроены против него. - Но почему-то очень часто говорят именно о том, что те же выходцы из мусульманских стран, напротив, интегрироваться не хотят. - Это не так. Они, скажем так, не хотят терять свою идентичность. Но работать они хотят - для того они и приехали. Кроме того, когда представители разных культур живут вместе, они непременно взаимодействуют. Конечно, когда мусульман расселяют в гетто, там они оказываются в полной изоляции, без работы, без доступа к хорошему образованию. Этот фактор заметен в Америке, где довольно долго чернокожие жили в гетто, в отдельных районах. Сегодня ситуация меняется. Гарлем в Нью-Йорке, который всегда воспринимался как черное гетто, сейчас теряет этот статус, его границы расплываются. У Билла Клинтона уже штаб-квартира в центре Гарлема. Раньше белому было страшно оказаться в этом районе, теперь уже вполне можно. Кроме того, среди чернокожих сформировался свой средний класс, который по образу жизни ближе к белым, чем к черным. Конечно, речь идет об очень сложных процессах, которые не происходят за один день. Но ситуация меняется: в США растет число межрасовых браков, американская молодежь переживает стыд за грехи своих предков. Почему выбрали президентом Обаму? Для американцев это символ того, что они отходят от расизма. Конечно, он там все еще встречается, но постепенно идет на убыль. - В России, кажется, все наоборот. - Это правда. У нас какой-то удивительный маятник. Когда у них был расизм, у нас был интернационализм. Сейчас на Западе все говорят об объединении, о толерантности, а к нам возвращается расизм. Удивительно, насколько мы все время развиваемся в другую сторону. Автор: Алина Ребель Источник: Jewish.ru

Хамсин

Хамсин

 

Квазирелигия экологизма

Фото: Getty Images "Зеленое" кредо 30.03.2014 13:14 Квазирелигия экологизма "Вера, раз поколебавшись, повела необходимо к суеверию" (С.М. Соловьев) Можно сколько угодно спорить о религии, но одно неоспоримо: потребность человека в вере неистребима и, вероятно, заложена в его генетическом коде. На протяжении всей истории человечества не было ни одного общества, которое бы ни во что не верило. Просто верования бывают разные, но сути дела это не меняет: человек должен верить в какую-то высшую силу или грандиозную идею, в нечто выше себя, чтобы наполнить смыслом свое бренное существование. Два с половиной столетия назад французские просветители провозгласили религию главным врагом прогресса. "Раздавить гадину!" - ярился Вольтер. Со временем посеянные им и его единомышленниками семена безбожия дали пышные всходы. В западной культуре возник духовный вакуум, который не замедлила заполнить коммунистическая идеология, являвшая все привычные атрибуты религии: понятия рая (коммунизм), ада (капитализм) и страшного суда (революция), священное писание (труды основоположников), сонм святых угодников (Маркс, Энгельс, Ленин и пр.), клир (партийная номенклатура), церковная десятина (партийные взносы), организованные богослужения (партсобрания, митинги, субботники) и т. д. Однако при всей внешней привлекательности революционных лозунгов, которые Ленин упростил до уровня понимания черни ("Грабь награбленное!", "Ляжем в теплые постели буржуазии!"), марксистская экономическая теория была настолько абсурдна, настолько противоречила базовым инстинктам и стимулам, которым повинуется человек, что коммунистическая идеология оказалась совершенно нежизнеспособной. Крах советской системы лишь поставил точку в длительном процессе ее гниения и распада. Вновь духовная сфера опустела. Но свято место пусто не бывает, и идеологический вакуум заполнила "зеленая" идея - поклонение природе. Философ и социолог Роберт Нисбет вообще был уверен, что политические идеи в принципе представляют собой замаскированные религии, ибо и те и другие обещают своим последователям спасение души и райское блаженство. Нисбет еще три десятка лет назад писал, что "экологизм быстро превращается в третью великую искупительную кампанию в истории западной цивилизации после христианства и современного социализма". Аналитик и публицист Дж. Р. Данн отмечает, что экологизм - классический квазирелигиозный культ, подобно коммунизму содержащий полный набор атрибутов, присущих настоящей вере: божество - богиня Гея (персонификация Земли как живого организма) и ее верховный жрец - автор теории Геи английский ученый и философ Джеймс Лавлок, священное писание (в отличие от подлинных религий трансформирующееся под диктовку моды, что, впрочем, совершенно не смущает правоверных), святые, пророки, заповеди, ритуалы (например, День Земли), набор легких и смертных грехов, легионы чертей… Впрочем, и сами адепты нового культа этого не отрицают. За несколько дней до вручения ему премии "Оскар" за пропагандистский фильм-ужастик "Неудобная правда" верховный жрец экокатастрофизма Ал Гор выступал с лекцией в университете Торонто. "Для меня это своего рода религия", - доверительно поведал корреспонденту газеты "Глоб энд мэйл" Брюс Крофтс из "Восточноторонтской группы действия по климату", уподобивший бывшего вице-президента США Иисусу Христу. Знаменитый писатель Майкл Крайтон тоже определяет экологизм как религию просвещенного общества, вобравшую в себя элементы отвергнутых им иудаизма и христианства. Вот ее основная схема: некогда человек жил в раю, в гармоничном единении с природой. Но затем он вкусил запретный плод от древа познания добра и зла (вступил на путь индустриализации) и был изгнан из рая. За это грехопадение всем нам воздастся на грядущем страшном суде (гибель планеты Земля по вине человека). Мы совершили страшный грех, нарушив экологическое равновесие в природе, наше главное преступление - неумеренное расходование природных ресурсов, в первую очередь энергоносителей. Но не все потеряно, мы еще можем заслужить прощение у природы, перейдя на путь стабильного развития. В религии экологизма стабильное развитие служит эквивалентом спасения души, а вкушаемые праведниками органические продукты - святым причастием. Стоит ли говорить, насколько далеки исходные постулаты зеленой религии от реальности. Золотой век в истории человечества - чистая фантазия. Можно ли назвать райским существование, при котором 80% детей умирали, не дожив до пяти лет, а 15% рожениц умирали при родах; при котором эпидемии смертоносных заболеваний периодически обрушивались на человечество, убивая миллионы людей, и еще миллионы регулярно погибали от голода вследствие неуражаев? Сто лет назад, т.е. по историческим меркам буквально позавчера, средняя продолжительность жизни в Америке составляла всего 40 лет. Точно таким же мифом является и представление о том, будто первобытные люди жили в гармонии с природой, любовно оберегая экологическое равновесие. У зловредной фантазии Руссо о "благородном дикаре" нет ничего общего с действительностью. Куда ближе к истине был английский философ XVII столетия Томас Гоббс, указывавший, что естественное состояние человечества - это война всех против всех и что жизнь человека в естественном состоянии "одинока, бедна, отвратительна, жестока и коротка ". В том же духе выразился и древнегреческий философ Гераклит: "Война есть отец всего и мать всего". Археология и этнография подтверждают правоту Гоббса и Гераклита. Первобытная цивилизация повсюду жила (а там, где она еще сохранилась, живет по сей день) по закону джунглей. Ее история - это каталог межплеменной ненависти и перманентной войны, регулярных сражений, детоубийства и человеческих жертвоприношений. Более мирные племена истреблялись, право силы было единственным правом, признававшимся первобытным человеком. А о его отношениях с природой и говорить не приходится. Первые люди, вторгшиеся из Азии на пустые пространства Северной Америки по перешейку, который 30 000 лет назад находился на месте нынешнего Берингова пролива, за несколько тысячелетий истребили сотни видов крупных животных, причем самым варварским и расточительным образом, без единой мысли о бережном отношении к природным ресурсам. Но "зеленых" эти общеизвестные факты совершенно не смущают, да и не интересуют. Они полностью зашорены своими верованиями, в их глазах мир устроен предельно просто: каждому человеку предоставлен выбор между греховным и праведным путем - между путем, который ведет к гибели, и путем, ведущим к спасению. Слепая вера, пренебрегающая фактами и опирающаяся только на самое себя, и есть главный признак религии. Одна из служебных функций религии заключается в том, чтобы удерживать верующих на тропе добродетели под страхом тяжкого наказания. Центральным стержнем экологической религии, ее краеугольным камнем, является апокалипсис - представление о грядущем конце света. Но если традиционные религии пугают грешников адским пламенем, то жрецы экологизма стращают свою паству призраком неотвратимой гибели человечества от той или иной экологической катастрофы. Неважно, от какой именно, - лишь бы достигался нужный эффект. Такая оперативная гибкость сослужила добрую службу "зеленым", позволяя им время от времени с шулерской легкостью заново переписывать сценарий грядущего апокалипсиса без ущерба для своих основополагающих верований. Священное писание экологизма открывается евангелием от Рэйчел Карсон - ее книгой "Безмолвная весна", опубликованной в 1962 году. Она предсказывала скорое пришествие жуткого мира, отравленного химикатами, в котором не будет слышно ни птичьего пения, ни смеха детворы. С легкой руки св. Рэйчел загрязнение окружающей среды стало новоявленным грехопадением человечества, а борьба с ним - символом новой "зеленой" веры. Привлекательность понятия "загрязнение среды обитания" для адептов доктрины катастрофизма состояла в том, что под него можно было подогнать практически все проявления жизнедеятельности технической цивилизации, включая автомобильные выхлопные газы, электроэнергию, бытовые пластмассовые изделия и ядохимикаты сельскохозяйственного назначения. Вооруженные новым "передовым учением", левые журналисты ринулись в бой, вдохновенно разоблачая грехи и преступления капиталистической системы. Одна жуткая история сменяла другую: то это были "кислотные" дожди в окрестностях электростанций, то якобы замалчиваемая властями эпидемия рака вследствие смертоносных излучений от высоковольтных линий электропередач, то мучения детей, у которых на ногах расползались разъедаемые диоксином кроссовки… Все эти кампании быстро лопались как мыльные пузыри. Но неунывающие энтузиасты экологизма раз за разом придумывали новые страшилки. Более долговечным оказалась реанимация неомальтузианства. Ее главным пророком выступил стэнфордский биолог Пол Эрлих. Его опус "Демографическая бомба", ставший неотъемлемой частью канона новой религии, предрекал неотвратимую гибель цивилизации еще до конца XX столетия. В течение 80-х годов, вещал Эрлих, только в Америке (не говоря уже об остальном мире) погибнут голодной смертью 60 миллионов человек, остальные будут недоедать и мерзнуть в темноте. В основу своей теории Эрлих положил известную формулу английского экономиста Томаса Мальтуса (1766 - 1834): население растет в геометрической прогрессии, а производство продуктов питания - в арифметической. Таким образом, неумолимый рост численности населения земного шара неизбежно приведет к быстрому исчерпанию наличных ресурсов, и цивилизация рухнет. Зловещие пророчества оказались ходким товаром, Пол Эрлих прославился и разбогател. Его книга раскупалась в сотнях тысячах экземпляров, концепция перенаселенности Земли была принята как аксиома в культурных, академических и политических кругах. По сей день многие интеллектуалы продолжают жить в апокалиптическом мире, нарисованным воспаленным воображением стэнфордской кассандры, невзирая на то, что ни одно из предсказаний Эрлиха не сбылось, и он был многократно посрамлен как лжепророк. В первой половине 70-х годов возник гибридный вариант конца света - доктрина всеобщего голода, представлявшая собой помесь ужасов, обещанных Карсон и Эрлихом: ядохимикаты и химические удобрения погубят плодородную почву, в результате чего возникнет острый дефицит продовольствия, который усугубится необузданным ростом численности населения. На свою беду проповедники синтетической катастрофы связали себя конкретным сроком грядущего светопреставления: не позднее 1975 года, ну в самом крайнем случае к 1980 году. Когда указанные временные рубежи были перейдены, а долгожданная катастрофа все не наступала, теория растеряла приверженцев и завяла. Начало 80-х годов ознаменовалось возрождением страхов перед ядерной опасностью, которые в 60-х годах унавозили почву для распространения доктрины химического апокалипсиса à la Рэйчел Карсон. Организованная Лубянкой кампания за замораживание американского ракетно-ядерного арсенала отчасти отвлекла внимание общественности от экологических проблем. Но в то же время она открыла новые перспективы перед катастрофистами. В прорыв ринулась группа "прогрессивных" ученых во главе с популярным телевизионным ведущим Карлом Саганом. Предложенная ими концепция "ядерной зимы" сулила цивилизации неотвратимую гибель по следующему сценарию: в результате массовых пожаров, которые последуют за ядерной войной, в атмосферу будет выброшено колоссальное количество дыма и сажи, Землю на долгие месяцы окутает непроницаемый для солнечных лучей покров, северное полушарие погрузится во тьму, начнется массовое вымирание флоры и фауны, среде обитания будет нанесен катастрофический ущерб. Но в теории "ядерной зимы" был быстро вскрыт фатальный изъян. Саган, по специальности экзобиолог, т.е. эксперт по внеземным формам жизни, использовал в своих расчетах заведомо порочную климатическую модель, в которую были заложены параметры атмосферы Марса - безжизненной ледяной планеты, совершенно не похожей на Землю. А тут к тому же подоспела разрядка международной напряженности. Новое советское руководство, убедившись в тщетности попытки шантажировать Америку, пошло на мировую с администрацией Рейгана. Движению за ядерный мораторий за ненадобностью был дан отбой, а с ним приказала долго жить и доктрина "ядерной зимы". Что не помешало Сагану до конца своих дней (он умер в 1996 году) хвастаться, будто он лично предотвратил ядерную конфронтацию сверхдержав, и прозрачно намекать, что не мешало бы отметить его заслуги перед человечеством Нобелевской премией мира. Очередной всплеск экологического катастрофизма был вызван паникой в связи с угрозой озонному слою стратосферы, поглощающему значительную часть вредного ультрафиолетового излучения. Атомы хлора, входящие в состав хлорфторуглеродов, выбрасываемых в атмосферу, разрушают слой озона и вызывают образование озонных дыр - областей резко пониженной концентрации озона. Катастрофисты зловеще предупреждали: если немедленно не будут приняты экстренные меры, то безудержная бомбардировка поверхности Земли ультрафиолетовыми лучами приведет к резкому повышению заболеваемости малономами, катарактами и прочими напастями, падению урожайности сельскохозяйственных культур и разрушению фитопланктона - микроскопических растений, составляющих начальное звено пищевой цепочки в океане. На гребне раздутой ими истерики "зеленым" удалось добиться запрета на использование хлорфторуглеродов. Пришлось ученым срочно придумывать замену чрезвычайно популярным, дешевым и действенным промышленным химикалиям, таким, как фреоны (хладагенты) и галоны (пожаротушащие вещества). Заменители далеко уступали "преступным" составам по эффективности и были намного дороже, зато переход на них стал источником морального удовлетворения для экологистов. При этом никто не обратил внимания на, казалось бы, немаловажную деталь: хотя вредные хлорфторуглероды извергали в атмосферу главным образом страны северного полушария, озоновый недуг почему-то поразил далекую Антарктику, а в арктическом небе защитный слой был здоровее, чем когда-либо. Впрочем, мобилизация на борьбу с угрозой озонному слою быстро выдохлась - уж очень эзотерично и непонятно для масс звучала теория, да к тому же дыры в атмосфере оказались циклическим природным явлением, не подверженным техногенным воздействиям. Уроки всех описанных пропагандистских сражений были учтены экологистами при организации новой грандиозной кампании, которая как раз сейчас раскручивается на полную мощность, хотя началась она еще три десятилетия назад и уже разоблачена как гигантская жульническая афера. Речь идет о призраке глобального потепления, вернее, о роли цивилизации в этом пагубном явлении и о его возможных последствиях для нашей планеты. Концепция глобального потепления вобрала в себя элементы всех предыдущих экострашилок: в роли карсоновских ядохимикатов главным врагом ныне выступает углекислый газ; как и в сценарии ядерной зимы, виновные налицо; по аналогии с озонной паникой ученые предлагают липовое решение дутой проблемы; подобно жупелу перенаселенности, грядущая катастрофа объявляется всемирной; как и в случае вселенского голода, последствия носят конкретный характер и потрясают воображение. При этом "зеленые" извлекли урок из своих прошлых просчетов и называют лишь крайне туманные сроки наступления грядущего апокалипсиса - "в течение нынешнего века". Поди проверь! Вера в то, что человек (а точнее - западная цивилизация, а еще точнее - Америка) несет ответственность за изменение климата и должен загладить свою вину перед природой, переварила и усвоила все оттенки левой идеологии и превратилась в очередное воплощение уже знакомой нам квазирелигии. Со временем движение за предотвращение дальнейшего глобального потепления набрало критическую массу и стало доминирующей модой в общественно-интеллектуальной жизни. Президент Обама даже объявил борьбу с "изменением климата" лейтмотивом последних трех лет своего правления. Написаны горы соответствующей литературы, распропагандированы властные структуры, подготовлены искушенные в пропаганде кадры активистов, в основном набранные из числа ветеранов предыдущих левых движений - от антивоенного до антиядерного. На помощь кликнуты ученые, чье благополучие зависит от грантов, выдаваемых государственными и частными организациями, которые держат нос по ветру и чутко следуют веяниям общественно-политической моды. Можно, конечно, сказать: пусть себе долдонят, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Беда, однако, в том, что у идей бывают практические последствия, и экологические идеи в этом смысле не исключение. История учит, что фанатичная вера обычно окрашена в цвет крови. Как и всякий другой культ, "зеленая" религия имеет свой пантеон, и ее божества требуют жертвоприношений. Запрет на пользование ДДТ, явившийся прямым следствием книги Рэйчел Карсон, привел к гибели десятков миллионов людей в развивающихся странах. Для природолюбов, людей в массе своей образованных и, безусловно, считающих себя большими гуманистами, характерно полное равнодушие, а нередко и враждебность по отношению к роду человеческому. В их глазах человек - нечто вроде сорняка или болезнотворной бациллы, угрожающей здоровью планеты. Неудивительно, что всякий раз, когда возникает очередной бум экокатастрофизма, первый рецепт, который приходит на ум радетелям природы, - это необходимость избавиться от "ненужных" людей. Например, когда модным жупелом был всемирный голод, в респектабельных кругах серьезно обсуждалась концепция "сортировки", позаимствованная из военной медицины. Когда раненых слишком много, чтобы всем оказать медицинскую помощь, поневоле приходится рационировать услуги лечебного персонала: лечат только тех, кого можно спасти, а безнадежным раненым, которым ничто уже не поможет, позволяют без помехи умереть. Сторонники применения принципа сортировки для решения проблемы мирового голода предлагали полностью изолировать определенные "страны-неудачницы" с тем, чтобы позволить им естественным путем избавиться от "излишнего" населения. Идея, обрекавшая на смерть сотни миллионов людей, вдумчиво обсуждалась не в сумасшедшем доме, где ей самое место, а в салонах интеллектуальной элиты и на наиболее авторитетных форумах прогрессивной мысли - в газетах "Нью-Йорк таймс" и "Вашингтон пост" (любопытно, что первым кандидатом на "сортировку" неизменно называлась Индия, которая ныне входит в число наиболее стремительно развивающихся стран мира). Еще один пример - группы "прямого действия", которые экстремистскими методами борются за охрану природы и права животных. В своем фанатизме они не брезгают никакими средствами, вплоть до диверсий, поджогов и разбойничьих нападений. ФБР рассматривает "Фронт освобождения земли", "Фронт освобождения животных" и ряд других организаций аналогичного толка как наиболее серьезную террористическую угрозу внутри страны. Но разве можно отождествлять этих фанатиков с движением за сокращение выбросов парниковых газов, которое выглядит вполне мирным?Можно, даже нужно! Горький опыт учит настороженному отношению к красивым лозунгам. Налицо гремучая смесь: универсалистская идеология, орды исступленных революционеров, под рукоплескания элит штурмующих бастионы, и ошельмованный, растерянный противник, едва оказывающий вялое сопротивление. Мы все это не раз проходили и хорошо знаем, во что выливается идеализм, дорвавшийся до власти, и в каких чудовищ превращаются самозванные благодетели человечества, стоит им только усесться на трон. Тем более что им не придется начинать на пустом месте. "Зеленая" квазирелигия уже записала на свой счет миллионы человеческих жизней, и если ей не поставить преграду, с ее алтаря будет и впредь потоками литься кровь невинных жертв. Автор: Виктор Вольский Источник: Блог Виктора Вольского

Хамсин

Хамсин

 

Это не наша война

Это не наша война" 26.03.2014 11:55 Раввин, историк, переводчик, одессит и израильтянин Ишайя Гиссер регулярно бывает в Киеве по делам. В интервью Jewish.ru рав Гиссер рассказал о том, чего боятся граждане Украины, что есть истинный национализм и почему новая украинская власть декларирует любовь к евреям. - Буквально на днях вы вернулись из Киева в Израиль. Какие сейчас настроения в украинской столице и в местной общине? - Там спокойно и тихо, ничего не происходит вообще. Люди пребывают в состоянии нервного напряжения, я бы сказал, в страхе. Только это не тот специфический страх перед антиеврейскими выступлениями - это страх совершенно иного характера: люди боятся завтрашнего дня. Вместе со своими соседями-неевреями они следят за развитием событий, и оно не может их не пугать. - Однако опасения по поводу возможных вспышек антисемитизма не могут не возникать, ведь идеология нынешней власти откровенно националистическая. - На протяжении нескольких последних месяцев со всех сторон говорится о росте антисемитизма. Никакого роста антисемитизма нет, кто был антисемитом, тот им и остался. Отдельные точечные антиеврейские проявления были всегда, сколько я себя помню: тут кто-то нарисует свастику, там кто-то побьет еврея с криками "жидовская морда". Но поскольку все кругом говорят об усилении антисемитизма, понятно, что эту карту в любой момент могут разыграть. Как мы знаем, если ружье висит на стене, оно должно однажды выстрелить. Все боятся провокаций. В связи с последними событиями поднялась волна неорганизованной преступности. А поскольку процент антисемитов в славянских странах всегда был высок, я совершенно не исключаю, что какая-то из этих банд может оторваться на евреях, просто потому что сейчас такое смутное время. Это не имеет ничего общего с антисемитизмом государственным. Националисты, которые пришли к власти, сейчас шаркают ножкой и говорят: что "мы евреев любим", что "в душе мы сами евреи", что "у нас прабабка была еврейкой"... Власть все время пытается демонстрировать лояльность по отношению к евреям на уровне каких-то деклараций. Естественно, никому из вменяемых людей и в голову не приходит, что они говорят искренне. - По крайней мере, официальный Киев никаких антисемитских заявлений не делает? - На уровне официальных заявлений и деклараций есть только филосемитизм. Однако хочу подчеркнуть, что признания в любви к евреям вызывают у меня такую же настороженность, как и антисемитская риторика. Любой нормальный человек, любая нормальная властная структура относится ко всем гражданам страны одинаково, без различия по национальному признаку, вероисповеданию и расовой принадлежности. Поэтому любое педалирование любых специфических чувств к любой группе населения опасно и неверно. - Почему нынешняя власть так нарочито подчеркивает свое доброе отношение к евреям? Хочет выглядеть респектабельно в глазах Запада? - Да, власть ищет респектабельности, и не только в глазах Запада, но и в собственной стране. Пока она возглавляет протестное движение. Я надеюсь, что власть наконец поняла, что надо говорить не о том, что плохо и с кем надо бороться, а о том, что надо сделать, чтобы было хорошо. Кроме того, несмотря на невысокий процент еврейского населения на Украине, оно достаточно широко представлено во всех важных сферах жизни общества. Многие евреи являются достаточно заметными и влиятельными людьми в украинской экономике, науке, в социальной жизни. - Как же в таком случае филосемитизм коррелирует с националистической риторикой? - Любой вменяемый человек - националист. Каждый, кто хочет, чтобы его дети знали родной язык, продолжали национальные традиции, чтили историю своей семьи, является националистом. Национализм, или любовь к своему народу, является неотъемлемой частью духовного здоровья. Это совершенно не связано с шовинизмом, расизмом и иными "измами". Делать хорошо своему народу за счет того, что делаешь плохо другому народу, еще никому в истории не удавалось. Поэтому любить свой народ должен каждый нормальный человек - так же как каждый должен любить свою семью. Народ по большому счету - это большая семья, поэтому переносить отношение к семье на отношение к этносу - абсолютно нормальное явление. Проблема в том, что ни один нормальный человек, который любит свою семью, не начинает на основании этого ненавидеть окружающих. Точно так же надо относиться к национализму. Патриотизм, по сути, подтип национализма. Кто скажет, что патриотизм - это плохо? Но патриотизм не выражается в том, что я один умный, а все остальные - дураки. - Люди, пришедшие к власти на Украине, проповедуют здоровый национализм? - Есть национализм, который замешан на комплексе национальной неполноценности. Это ущербный национализм, при котором человек чувствует себя униженным и оскорбленным, вместо того чтобы испытывать гордость. Любой психолог вам скажет, что такой национализм неплодотворен, он загоняет человека в угол. Я вполне допускаю, что комплекс национальной неполноценности, который кто-то ошибочно называет национализмом, присущ тем, кто займет видное место на политической карте будущей Украины. В то же время происходящие процессы отражают состояние общества, а оно сейчас далеко не лучшее. Поэтому ожидать, что в условиях тяжелых процессов, в обществе, - в условиях маниакальной злобы, ощущения того, что людей обокрали, - не будет нездоровых явлений, само по себе невозможно. Так только в сказках бывает. Я уверен, что сердца правителей в руках Всевышнего, и надеюсь, что люди, придя к власти, начинают иначе воспринимать мир, становятся более рациональными, поскольку ответственность требует от человека рациональности. - Многие представители еврейской интеллигенции Украины поддержали революцию, приняли в ней непосредственное участие. Как они оценивают ее результаты, как относятся к тому, что происходит в стране сейчас? - Они счастливы тем, что криминальная коррумпированная верхушка властных структур потерпела поражение. Это гордость и счастье для всего украинского народа. Конечно, подавляющее большинство людей относится ко всему происходящему крайне критически. Но надо разделять социальные и национальные процессы, которые происходят в сегодняшней Украине, и тотальное неприятие криминальной власти. Евреи, будучи частью украинского общества, страдали от того, в какое состояние прошлая криминальная власть ввергла страну. Предыдущей правящей элите удалось сделать необыкновенное: она сплотила всю страну в ненависти к себе. Люди с самыми разными политическими убеждениями и взглядами, зачастую диаметрально противоположными, объединились в своем неприятии свергнутой бандитской группировки. Нет социальной, этнической или религиозной группы, которую правление этой бандитской группы устраивало. Нет никого, кто является их сторонником, нет никого, кто бы им симпатизировал. Евреи не выступали за украинский национализм, не призывали к решению языковых проблем. Просто всех бесконечно достала абсолютно беззастенчивая и наглая коррупция и рэкет. Сейчас объединяющий фактор исчез: то, что было общим для людей с разными взглядами и разными представлениями о хорошем и плохом, удалось побороть. И теперь каждый еврей в соответствии со своими симпатиями и антипатиями займет ту или иную позицию. Евреи окажутся по разную сторону баррикад, и, как обычно, будут ругаться и спорить о судьбах на сей раз украинского народа. - Прежний враг низвергнут, и сейчас нужен новый враг, против которого вновь удастся объединить страну. Может ли таким врагом, как многократно случалось в истории, стать еврейский народ? - Хорошо известно, что объединяться вокруг негативных лозунгов гораздо проще. То, что эта карта разыгрывалась, разыгрывается и будет разыгрываться политиками всех народов всех времен до прихода Мошиаха, тоже очевидно. Насколько люди на это поведутся? Евреи - народ, видовым отличием которого является скептическое отношение к происходящему вокруг. Я надеюсь, что евреям хватит скептицизма не верить лозунгам, а действовать в соответствии с окружающей их реальностью. - Прогнозируете ли вы отток евреев с Украины в связи с нынешней ситуацией? - Те, кто сегодня живет на территории бывшего Советского Союза и до сих пор не уехал, не сделали этого по различным причинам. Одни - потому что любят то место, где родились, и вросли в него корнями, другие - потому что давным-давно ассимилировались до такой степени, что евреями себя не ощущают, третьи каким-то образом устроили свою жизнь и знают, что в другой стране такой статус или финансовое положение им не светит. У каждого есть свои причины. Те, кто был легок на подъем, давно уехали. В то же время какой-то отток, несомненно, будет, поскольку сейчас идет ухудшение экономического и социального положения. Многие оказываются в ситуации, когда продолжать свою обычную жизнь становится невозможно: кто-то потерял свой бизнес, кто-то лишился возможности добывать средства к пропитанию честным образом. - То есть, если и будут уезжать, то исключительно по социально-экономическим причинам? - Да, как бы они это ни мотивировали. Какая-то часть населения постоянно мигрирует в соответствии со своими национальными или религиозными пристрастиями, но таких меньшинство. - Что еврейское население Украины думает об аннексии Крыма? - Евреи - плоть от плоти тех народов, среди которых они живут. Различные группы российского общества по-разному оценивают аннексию Крыма - так же и евреи Украины. Одни говорят: черт с ним, с этим Крымом, лишь бы войны не было. Другие говорят, мол, мы граждане Украины, как можно нас так обижать. Третьи предупреждают: ребята, вы открываете ящик Пандоры, никто не знает, чем все это закончится. Как говорится, не дай вам Бог жить в эпоху перемен. Есть те, кто настолько врос в украинское общество, что идентифицирует себя с ним на уровне гражданского сознания, воспринимает события так же, как большинство украинцев. А большинство украинцев воспринимает их негативно. Кто-то, кто всю жизнь себя больше идентифицировал с Россией, чем с Украиной, отстаивает моральное право людей самим выбирать, с кем им жить. Иными словами, ту аргументацию, которую вы слышите от своих друзей и знакомых, можно услышать равным образом и на Украине. - Многие влиятельные украинские евреи оказались сегодня у власти. На ваш взгляд, это хорошо или плохо для еврейской общины? - Все евреи, которые сегодня оказались во властных структурах, присутствуют там не в качестве евреев, а в качестве представителей тех или иных политических или общественных течений, экономических или социальных групп. Никто из этих людей не воспринимает себя в первую очередь евреем. С моей точки зрения, это общая беда всех евреев, которые живут сегодня на территории СНГ. Раньше первым вопросом, который задавал себе еврей по поводу любого, подчеркиваю, любого события в окружающем его мире, был вопрос "как это отразится на евреях?" Сегодня за счет ассимиляции и национальной деградации мы дошли до того, что большинству евреев плевать хотелось на всех своих собратьев, на интересы этноса, на то, как их действия отразятся на соплеменниках. Для них это неважно. Эти люди подобны Троцкому, который на слова о том, что он все-таки еврей, ответил: "Не еврей, а революционер". На это раввин Мазе сказал совершенно великую фразу: "Революцию делал Троцкий, а расхлебывают Бронштейны". - У посольства Украины в Тель-Авиве не так давно прошел митинг солидарности с украинским народом. Значит ли это, что большинство израильтян поддерживают Майдан? - Среди них есть представители самых полярных точек зрения, точно так же как в Киеве или Москве. Израильтян, не являющихся выходцами из бывшего Советского Союза, события на Украине волнуют не более, чем происходящее в Африке. Политики, экономисты, может быть, ими и интересуются, но рядовой израильтянин далек от этого. В Израиле столько своих забот и проблем, что думать о чужих никто не в силах. Происходящее на Украине волнует почти исключительно выходцев из бывшего Союза, потому что у них там друзья, родственники, их юность прошла там, там они сами сформировались как личности. Это естественным образом накладывает отпечаток на их восприятие. - А как жители Одессы, вашего родного города, относятся к происходящим событиям? - Одесса стоит особняком от всех остальных городов. Она совершенно не чувствует себя ни русским, ни украинским городом. От жителей Одессы вы можете услышать, что они одесситы по национальности, и это широко распространенное явление. Однако эта специфика Одессы все больше нивелируется, потому что процент одесситов уменьшается. Я имею в виду не только уехавших евреев, но и просто одесситов. Поэтому на Одессу все больше и больше начинают распространяться явления, охватившие остальную страну. Но и сегодня жители Одессы считают себя одесситами, а не украинцами или русскими. Не в том смысле, что они плюют на свою национальность, а в том, что не считают, что вообще должен стоять такой вопрос. - Одессе чужда революционная риторика? - Сегодняшняя Одесса смотрит с ужасом на обезумевшую округу и на импортируемый со всех сторон угарный патриотизм. Поэтому, когда начинаются разговоры про то, что "будет русское вторжение", "нет, будут давить русских", "нет, нас будут заставлять говорить по-украински", "нет, они заставят нас отказаться от украинского", одесситы говорят: "Господи, ребята, вы сошли с ума! Что вы делите?" - Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация на Украине? - Я не сомневаюсь, что весь этот мир вошел в зону турбулентности, и нас всех, вне зависимости от того, где мы живем, ожидают очень непростые времена. Но я официальный оптимист, потому что верю в приход Мошиаха и в то, что у этого мира есть хозяин. И само осознание этого уже дает возможность оптимистично смотреть в будущее. Главное, что я хочу сказать: евреи, опомнитесь и не влезайте в извечный спор славян между собой. Это не наша война. Из-за случайно прочерченных когда-то усилиями разных интересантов государственных границ евреи утрачивают чувство общности между собой. И мы знаем, как это бывало раньше. Мы помним ситуации, когда во время Первой мировой войны евреи, одетые в русскую военную форму, убивали евреев, одетых в немецкую военную форму, когда два солдата, стреляя друг в друга, умирали с криком: "Шма, Исроэль!" Давайте не будем сходить с ума. Беседовала Надя Гутина Источник: Jewish.ru

Хамсин

Хамсин

 

Tablet: грозит ли Украине разгул антисемитизма?

Tablet: грозит ли Украине разгул антисемитизма? 25 марта 2014, 13:02 Tablet Фото: логотип с сайта издания Почему Соединенным Штатам надо тщательно все взвесить, прежде чем называть Украину союзницей? Пока мировое внимание было приковано к кризису в Крыму, в Киеве формировалась новая политика пост-майдановской Украины. Спустя почти десятилетие после Оранжевой революции 2004 года у Украины появился второй шанс отойти от постсоветской олигархии. Однако существует и серьёзный риск того, что не так давно ставшие популярными крайне правые националистические группы могут обрести устойчивое влияние, подорвав украинские перспективы развития более демократического и равноправного общества. Некоторые наблюдатели предостерегали, что сейчас, непосредственно после аннексии Россией Крыма, и в условиях непрерывной и неустанной кампании антиукраинской пропаганды, фокусирование на ультраправых равносильно провалу усилий по поддержке нового киевского правительства на его пути от Москвы к Евросоюзу. Такие утверждения не обязательно сигнализируют о принципиальной симпатии к праворадикалам – на самом деле, они часто даже содержат в себе обещание заняться националистической угрозой, но позже. В соответствии с этим прагматичным мнением, текущие угрозы репрессивного режима и внешней агрессии должны иметь приоритет перед относительно менее срочным вопросом крайне правой риторики и намерений. На деле эта последовательность угроз и ответов на них подразумевает как минимум временное сплочение - или, что хуже, намеренное решение избавить крайне правых, которые как-никак сыграли свою роль в свержении пророссийского клептократа Януковича, от публичной критики. Эта позиция, хоть и исходит из добрых намерений, ущербна по нескольким соображениям. Во-первых, если ультраправых нужно беречь до тех пор, пока Владимир Путин не прекратит свою текущую кампанию против Украины, российский президент сможет бесконечно мешать нам реагировать на правую угрозу и, тем самым, способствовать определению направления, в котором будет двигаться демократия Украины. На самом деле, стоящая за этим логика «или/или» ошибочна: по сути, прямо сейчас украинской демократии нужна поддержка не только в ее противостоянии с Путиным, но и в смысле праворадикальных политиков. Нет серьезных причин полагать, что мы можем одновременно разбираться лишь с одной угрозой. Украина должна разбираться с обеими угрозами одновременно, поскольку у страны нет возможности медлить. Ультраправые политики прямо сейчас наращивают свое влияние и символический капитал, разумно используя как успех революции на Майдане, так и российскую угрозу суверенитету страны. В этих условиях возвращение к истории и наследию украинского этнического национализма имеет для сопротивления идеологической схеме «или/или» ключевое значение. Поскольку украинские ультраправые избрали самовосприятие и символизм, подчеркивающие то, что они в долгу у авторитарного этнического национализма Степана Бандеры и Организации украинских националистов, история становится очень актуальной. Нам сообщали, что украинские евреи стали мишенью Бандеры и ОУН, потому что считались советскими партизанами, а потому - сочувствующими главному врагу украинских националистов. Заявленный энтузиазм украинских евреев в отношении советского правления нам подают как исчерпывающее объяснение националистического насилия украинцев в отношении евреев после нападения фашистов в 1941 году. Однако нам известно следующее: вопреки существованию идеи об особых отношениях евреев и советской власти, многие евреи не радовались перспективе советского господства. Еще большее количество лиц этой национальности позднее пострадали от советских нападок на еврейскую религию, образ жизни, идентичность, а также от депортаций и других форм репрессий. Это просто был стереотип, а не реальность – о том, что евреи выигрывали от советского вторжения. Стереотип подпитывался не реальным опытом советской оккупации, а фильтрацией его через более старую парадигму «жидобольшевизма», то есть предрассудка об особых отношениях между советским коммунизмом и евреями. В соответствии с этим подходом, украинский этнический национализм воспринимается просто как «движение национального освобождения», которое почему-то трагически кончилось столкновением с евреями. В соответствии с этой ошибочной точкой зрения, обстоятельства военного времени и внешние силы все объясняют. При этом мы знаем – как факт, а не вопрос толкования, – что у украинского национализма есть своя развитая форма антисемитизма, появление которой очевидно предшествовало Второй мировой войне. Этот антисемитизм отличался от нацистского антисемитизма, но он не был всего-навсего оппортунистическим или случайным. Этот эндогенный антисемитизм берет свое начало в радикализации, имевшей место в 1930-е годы. К середине 30-х годов ОУН развила свой собственный антисемитизм, в классической жидобольшевистской манере увязав евреев, как марионеток Москвы, с большевизмом. Более того, этот антисемитизм носил также расовый характер. Лидеры националистов представляли евреев как вредоносных «паразитов», чужеродных лазутчиков на украинском национальном теле. Велись дискуссии на тему наиболее эффективных методов изгнания евреев с Украины. Методы включали в себя массовое насилие – повторюсь, задолго до войны. В 1938-ом главный идеолог ОУН рассматривал варианты изоляции и голода. Хотя война принесла с собой беспрецедентные возможности и обострение ситуации, не имеет смысла закрывать глаза на собственные довоенные склонности ОУН. Совпадения с нацистской идеологией очевидно сыграли свою роль: если бы они были более различимы, обострение украинских настроений против евреев в военное время не было бы ни таким непринужденным, ни таким стремительным. К 1941 году уже раздавались призывы националистов истребить украинское еврейство. Листовки того года недвусмысленны и жестоки: «Народ! Знай! Москва, Польша, венгры, евреи – это твои враги. Уничтожай их!» Националисты сыграли важную роль в волне погромов 1941 года, которые унесли жизни десятков тысяч евреев. В то же самое время надежды националистов на создание на Украине нацистского государства-сателлита и тесное сотрудничество с Германией рухнули, потому что германское руководство отказалось от такой политики. Однако националистическое массовое насилие и антисемитизм сохранились: в 43-44 годах украинские националисты организовали скоординированную и предумышленную этническую чистку и волну массовых убийств поляков. Фактически, многие из украинцев, которые участвовали в нападениях на поляков в 1943-м, ранее служили наемниками немцев, участвуя в массовых убийствах евреев. Призывы защитить Украину от «жидобольшевизма» также продолжались. Внутренние националистические директивы, которые иногда постановляли, что евреи не являются основной «проблемой», были совершенно четкими в том, что это так лишь в связи с тем фактом, что большая часть евреев были уже мертвы. Заявление о том, что ОУН следует считать «типичным» национал-освободительным движением – наравне с ИРА и «Бандой Штерна» – ложно еще в одном аспекте: в идеологическом смысле ОУН открыто стремилась к этнически однородному фюрерскому государству, Украине под своим тоталитарным контролем. Ее руководство придерживалось биологизированного этнического национализма и не просто стремилось проводить, а проводило массовые убийства тех, кто считался чуждым национальному организму. До 1934 года ее политические террористы тренировались усташами в Италии Муссолини; в 1940 их обучало гестапо в оккупированной Польше. Для более целесообразного исторического сравнения – ближайшими «родственниками» ОУН были не ирландская ИРА или алжирский Фронт национального освобождения, а скорее хорватские усташи и другие европейские межвоенные и военные протофашистские и фашистские движения. У этих движений и украинского национализма фактически был общий центрально- и восточноевропейский географический и политический контекст, а также один исторический период. Сравнения могут быть полезны. Однако «ребрендинг» украинского национализма времен Второй мировой войны путем изъятия его из него фактических исторических условий и отнесение его к категории национально-освободительных движений сродни тем, что присущи Британской Империи и послевоенному «третьему миру», - неверная аналогия, которая скорее сбивает с толку, чем облегчает понимание. Мы совсем не симпатизируем бывшему режиму Януковича или нападению Путина на Украину. Мы поддерживаем демократические цели украинской революции, но не националистические принципы сочувствующих ей ультраправых. Мы верим, что большинство украинцев, которые выступали против уголовной клептократии Януковича, хотят установить в своей стране либеральную демократию, потому не видим причин быть менее точными и критичными в том, что касается абсолютно реального наследия украинского этнического национализма. На сегодняшний день праворадикалы составляют меньшинство, однако меньшинство с реальным влиянием; их присутствие используется Путиным для искажения событий на Украине, представления их фашистским захватом власти, что являет собой пропагандистский вздор. В то же самое время демократическое политическое будущее Украины также требует честной и открытой оценки наследия украинского этнического национализма и сопротивления попыткам прославления его или сокрытия его абсолютно реальных авторитаризма и этнического насилия. ИноСМИ [/i][/size][/color]








Хамсин

Хамсин

 

Я знала, что так будет. Но не думала, что так скоро....

Но главное, конечно же, - не то, что мы вернулись... Главное - Крым вернулся домой. Главное - что на улицы чудесных городов не ворвутся фашисты и не будут рушить памятники. Что люди будут говорить на том языке, на котором хотят. Ну, и, конечно же, Воссоединение! Севастопольская элегия Элегия прибоя в тишине, Когда волна ласкается к волне, А я брожу по гладкой, мокрой гальке. Смотрю на город, город - на меня... Порхают чайки, в небеса маня. На берегу играют дети в салки. Элегия прибоя в тишине... О чем она напоминает мне? О древности, седой и безвозвратной, О том, как предки бились на мечах И как таскали камни на плечах, Чтоб вырос город - город славы ратной. И шли труды... Шли битвы... Шли года... Гордились люди городом тогда. А мы его утратили без боя! Здесь - кровь отцов! Здесь русские лежат! И с неба, где полощется закат, Глядят на нас погибшие герои. Багрянец яркий - городу к лицу. Осенний день готовится к концу, Уютного ночлега ищет солнце... Элегия прибоя в тишине... И верится несокрушимо мне, Что непременно мы сюда вернемся! Свето-Таврида Чайка, чайка, куда ты летишь на закате, Серебристым крылом задевая волну? Вырывается город из жарких объятий Огнеликого солнца и кличет луну. Тонут дальние горы в молочном тумане. Смотрят окна домов на бескрайнюю гладь. В розоватое море глядятся платаны. Под закатом Тавриды - так чудно гулять. Расскажи-ка мне, чайка, о крымских рассветах И о тех кораблях, что заснули на дне. Расскажи о гостивших у моря поэтах И о нашей великой - убитой - стране. Вот уходит во мглу наша Свето-Таврида, Забывая, что было лазоревым днем. Все равно - возродим нашу Русь - Атлантиду! Севастополь - вернем. И Тавриду - вернем! Я не верю, что слава ушла без возврата, Что счастливый конец - только в детском кино. ...Розоватые струи хмельного заката, Пью, как царский подарок - Массандры вино.

Elena Gromova

Elena Gromova

 

А на Джанкое чебурек...

* * * А на Джанкое чебурек Открыл, как ключ, ворота Крыма. Прицепленный чумазый паровоз К Боспорскому стремится царству, В бескрайние просторы степи, Граничащие только с морем, Ветрами, небом, тишиной. Среди полей травы зелёной, Что прячет яркие тюльпаны, Считая стыки между рельс, И тормозя на полустанках, Торгующих сушёной рыбой, Тащя скрипящие вагоны, Вздыхая, он берёт подъёмы, И к Чистополью подбираясь, Чтоб довезти меня домой. * * * Сухой воздух через ноздри Втяну, И выдохнуть не поспешу, Забуду. Он прянет степью близ Джанкоя, Солёным ветром Сиваша. Вагоны катят не спеша, Влекомые чумазым паровозом К волнующим просторам моря. А мысль бежит вперёд за край, Где волны омывают ноги, И распахнул рубаху ветер. За думами застанет вечер. Беги вперёд мой паровоз, Давай!

Сергей Софер

Сергей Софер

 

Коллекционер

Всем привет. Я увлекаюсь коллекционированием - собираю открытки и марки. Все свои дублекаты выставляю на интернет аукционе - http://Ryzhik.biz . Заходите - может кого-то заинтересует. Буду рад сотрудничеству.

Kiki1

Kiki1

 

Постепенно вслед за небом...

Постепенно вслед за небом Степь волнистая темнеет. Подступают звёзды ближе, Ну а солнце ниже, ниже, Отражаясь от залива В миллионе светлых пятен Опускается за гору - Предстаёт ночному взору Панорама Казантипа. Со степи приятный ветер. Припозднившийся пастух Гонит стадо от ставков- Пятна тёмные коров. Тишина врасплох застала, Не вспугнуть. Увязли звуки В темноте разлитой небом. Босяком бродило лето - Млечный Путь. Запах жареной картошки... С грацией домашней кошки Через каменный забор Перепрыгну я в тень сада, Вишни спелые - наслада. Благодать - ночлег в саду Под огромным абрикосом... А глаза закрыться просят. Буду спать. Небо звёздное мерцает...

Сергей Софер

Сергей Софер

 

Подвластные слепому зною...

Подвластные слепому зною Лиловые притихли сливы, Согнули ветви желтизною Плоды душистые айвы. Залитый солнцем уходящим Забор щербатый лета сказки На ухо шепчет рыжей кошке В тени прохладной средь травы. Шипит на кухне примус старый - Картошку жарит вдохновенно, Повздорил с ней совсем немного, Распространяя сладкий дым На двор метённый спозаранок, Когда ещё совсем не жарко, На табурет с бидоном белым, Дышащий молоком парным. А виноград обвил пол-бани, Там дед сидит – его отрада, "Бестыжим" взглядом без боязни На бабу Грушу смотрит хитро. В бока упёрла руки грозно, А дед, прищурившись, смеётся - Довольный тем, что прячет где-то, Наверняка в стогу пол-литра. Дым из трубы всё выше, выше, От абрикосовых поленьев, В заре вечерней растворяясь И темнотой ложась на плечи. И после бани, безмятежный, Сижу на лавке рядом с дедом, Где треск сверчков до звона к небу Плывёт волной на тёплый вечер.

Сергей Софер

Сергей Софер